Новая Башня
Главная
Статьи
Форум
Чат
Знакомства
Обзоры
Музыка
Библиотека
Галерея
Жители
Летопись
Поиск
Ссылки
Каталог






Rambler's Top100


Личные странички

Содержание:

Отторжение
Шпионские страсти
Котелок, который чуть было не стал каном
О том, к чему может привести долгий сон
О выборе направления
Упорная береза
Болото
Тестовый лес
С мечом на танки наверное не очень
Немного о  шлангах
Синь-камень

   
... Отторжение ...

         На один и тот же поток событий как правило можно смотреть с количества сторон равном или большим количеству наблюдающих за этим потоком событий - к примеру, Валентин в своем описании обратил внимание на одни аспекты нашего весеннего болотного похода, а мне больше всего запомнилось нечто другое...
         О том, что что-то идет не совсем так как надо я начал задумываться несколько позже описанного Валентином процесса наступания на слабо шипящие длинные черные и менее длинные клетчатые ползучие веревочки - первая мысль на эту тему пришла мне в голову, когда мы, двигаясь через лес по азимуту на юго-восток, вторично выскочили на одну и ту же просеку север-юг - налицо был вроде бы типичный для движения по лесу эффект "поворота", обратив теперь внимание на который я уже целенаправленно начал забирать более на восток... Однако, это опять-таки не принесло нужного результата - через полчаса хода мы снова выскочили на эту же самую просеку... Тогда я просто и бесхитростно начал вести уже практически на восток, рассудив, что забрать потом на юг мы всегда успеем... Некоторое время, судя по GPS, нам удавалось выдержать направление, а потом лес, который и до этого был конкретно болотистый, начал становиться просто почти непроходимым - уровень воды в нужном нам направлении начал неуклонно повышаться, так что в течении каких-то пятнадцати минут сначала залили ботинки Валентин с Артемом, потом довелось нырнуть уже и мне, а потом и Завхозу "посчастливилось" немного черпнуть сапогом - воды было уже практически везде более, чем по щиколотку, а все более мелкие (сухих уже попросту не было) участки упорно и однозначно заворачивали нас снова и снова на юг...
         Кроме того, осозналось и далее начало устойчиво ощущаться и конкретное отторгающее давление, исходящее с восточного или восточно-северо-восточного направления, каковое давление в этих местах, где я был не впервые, ранее ни разу не замечалось... Хотя, вообще-то, места эти тоже были "достаточно интересные" - приблизительно в том же направлении, откуда сейчас исходило отталкивание, во время одного из предыдущих походов мне довелось случайно найти некое геометрическое построение, "начертанное" среди леса полуметровыми канавками типа отводных - я тогда потратил целый день, чтобы точно удостовериться, что в лесу такими вот канавками нарисована трехсотметровая пентаграмма, ориентированная по отношению к северу как "перевернутая"... Вспомнив о пентаграмме я сразу же осознал, что и первый азимут, выбранный нами при входе в лес, существенно отличался от ранее запланированного: вместо движения на восток мы почему-то сразу и безоговорочно пошли на юг-юго-восток...
         В итоге такой борьбы за направление мы посчитали "во избежание" целесообразным сдаться и пошли уже туда, куда было идти менее мокро, в результате чего вместо запланированного прохождения по диагонали с северо-запана да юго-восток мы прошли катетами сначала на юг, а потом уже на восток... И при движении по катету на восток я с некоторым удивлением обнаружил строящуюся дорогу, уходящую в том направлении, откуда нас если так можно выразитья, "отводило" и которой не было прошлый год... И эта дорога, надо сказать, стоилась явно быстро и качественно - сначала возникла идея о очередной дачном поселке для НР, а потом как-то немного так вроде бы запахло военными - так что возможно, строительство велось для генералитета?... Хотя и не обязательно, конечно - такими же ударными темпами иногда строятся и важные стратегические объекты - на такую идею наталкивало установленное поперек этой дороге мощное бетонное заграждение... А вот сходить посмотреть, куда же ведет эта дорога, почему-то достаточно сильно так "не хотелось"; хотя, конечно, время нас тоже поджимало, ибо от графика движения мы несколько отставали...
         А на месте, выбранном нами для ночевки, ставя палатку уже в сумерках, я решил поставить ее "правильно" для цели лучшего отдыха - изголовьем на север, и, для того, чтобы уточнить направление, воспользовался компасом - и с некоторым удивлением заметил, что мое ощущаемое направление очень сильно, где-то на тридцать-сорок градусов, разошлось с показанным компасом... Для проверки сходил на опушку, сориентироваться по звездам - все правильно, компас врет, градусов на двадцать (??) забирая к востоку, а мое ощущение направления на север оказалось правильным... Походил немного туда-сюда, сравнивая показания компаса с направлением на Полярную - компас существенно так "болтает" от места к месту через пяток-десяток метров - восточное склонение менялось от стандартных для подмосковья восьми градусов до сорока и даже шестидесяти...  Ставлю палатку согласно географическому северу и периодически посматриваю на положенный под березой компас - стрелка его нет-нет, да и отклоняется периодически в разные стороны, каждый раз на время замирая в новом направлении - магнитная аномалия, оказывается, еще и меняется с течением времени... Интересно, похоже, будет здесь сегодня спать... Хотя, конечно, при такой усталости, какая нами была получена за день форсирования леса вброд, вряд-ли кто чего заметит...
         Как оказалось, заметили-таки: утром, во время приготовления вожделенного свиного шашлыка, рассказываю про шутки компаса - Завхоз сразу же начинает бурную деятельность по проверке рассказанного и даже фотографирует компас (днем оказалось, что ночные значения сохранили качество, но несколько убавились в количестве - теперь компас болтало в пределах всего лишь десяти-пятнадцати градусов), а Валентин мимоходом замечает, что он тоже почувствовал симптомы того, что мы коснулись или вскользь вчера прошли через нечто аномальное... Однако достаточно вялое обсуждение на тему стоит ли это обследовать более подробно "когда-нибудь потом" (лично мне почему-то этого "не хочется" - предчувствуются какие-то смутные неприятности) быстро прекращаюся благодаря концентрации всеобщего внимания на пахуче жарящемся шашлыке и добытых из рюкзаков питейных и прочих приправах к нему...
       А днем, когда мы, обнаружив бобровые места и, естественно, снова немного поныряв вокруг них, переправились-таки через маленькую, но глубокую, быструю и несколько холодную речку (открыв таким образом купальный сезон в апреле), уже выходили в сторону населенки к станции, эффект поворота движения в южную сторону все еще немного ощущался, и мы опять-таки забрали на юг от планировавшегося направления на юго-восток... Хотя, может, этому в большей степени способствовало как вырезание Завхозом на посохе путеводной комбинации рун. так и сильное нежелание сходить с обнаруженной хорошей дороги во все также требующий движения только вброд (а местами, похоже, что и вплавь) лес - и несмотря на то, что после форсирования речки нам было уже снова "нечего терять" в плане промокания обуви, идти в просто мокрой обуви по сухой дороге представлялось несколько комфортнее, чем идти в постоянно вновь и вновь заливаемой обуви по холодной талой воде болотистого леса...
 


  ... Шпионские страсти ...
 
          ...первый на сегодня бросок по заросшей бывшей не то просеке, не то дороге приостанавливается на веселенькой полянке, через которую протекает приятный такой небольшой ручеек - не более метра глубиной и не более пятидесяти метров шириной - весна все-таки, вода талая еще не вся сошла; из данного водного пространства, вполне нормально заросшего обычными кустами и деревьями, проглядывают отдельные земляные выступы и даже протяженные сухие островки, так что при желании это пространство можно именовать земноводным...
         Бросаем рюкзаки (лично я, так и с некоторым удовольствием, ибо поход только начался и окромя снаряжения там лежит еще ВСЯ несъеденная еда) и мы с Завхозом отправляемся на поиски места, где это все можно форсировать не вплавь и, желательно, не вброд... Все-таки холодновато еще, двенадцать градусов, да и солнышко куда-то периодически девается...
        Мне, в силу природной лени, хочется пройти "как-нибудь так", напрямую, не в обход - и вроде как это вполне может получиться, если немного попрыгать с островка на островок... Завхоз же резко уходит куда-то вправо и, периодически высказываясь по теме и без темы, куда-то туда углубляется, практически сразу же теряясь из виду...
         Лезу, прыгаю, перебираюсь, снова прыгаю - вроде несложно, особенно с посохом... Ближе к противоположному берегу на этих надводных остатках "типа дороги" лежат бревна, причем немаленькие такие - вижу, что если немного подтянуть одно из них - то через самое глубокое место можно будет даже не прыгать, а спокойно перейти... Добравшись туда, кряхтя (бревно большое, мокрое, тяжелое) заталкиваю-закатываю бревно на нужное место и отправляюсь обратно за рюкзаком...
        Валентин, у которого я в прямой видимости, меланхолично наблюдает за моей эквилибристикой и периодически комментирует в смысле "а я бы так не пошел", продолжая при этом удобно лежать на рюкзаках - такой вот "бесплатный цирк" в моем исполнении получается...
        Добираюсь к рюкзакам. Ждем Завхоза. Через некоторое время он тоже появляется с информацией, что там пройти легко, совершенно легко, только далеко... Мне не хочется быть "нормальным героем, которые всегда идут в обход" и я решаю пойти все-таки своим путем, ибо он раз в пять минимум короче завхозовского...
       Одеваем рюкзаки, Завхоз отправляетс своей дорожкой, я отправляюсь на вторую часть эквилибристики, теперь уже с рюкзаком, а Валентин, некоторое время задумчиво понаблюдав за нами обоими, все-таки выбирает мой вариант движения...
        Прыгаю, рюкзак тяжелый, так что неплохо так мотает, но ничего пока... Прыгаю уже с опорой на посох - тяжеловато попасть на нужную кочку с рюкзаком, но пока получается... Где-то сзади спокойно, "без шума и пыли" аккуратно пробирается Валентин, у которого в отличие от нас с Завхозом обувь низкая - ботинки... По мере моего продвижения растет желание поваляться на том бережку, немного отдохнуть, Завхоза из дальних странствий ожидаючи...
        Глубокое место - метр, наверное... И такой же почти ширины... А в добавок - на островке, на который надо допрыгнуть, на самом краю, растут из одного корня две березки... Примериваюсь, сильно оттолкнувшись с полуторашагового разбега прыгаю - приземление почти экстремальное из-за инерции - обеими руками приходится тормозиться о березы (дабы не пролететь в развилку и не нырнуть в воду, для полноты ощущений в завершение накрывшись рюкзаком) с такой силой, что из руки вылетает и начинает плавно уплывать мой посох.. Хорошо, что еще очки не улетели, тихо радуюсь я...
       Теперь второй экстрим - еще одно глубокое место, через которое лежит два кривых дрына... Без посоха, чтобы не потерять равновесие на этих прочных пока еще, но кривых дрынах, приходится пользоваться внешними опорами - с моей стороны держусь за березку, залезаю сантиметров на двадцать в воду, стоя на дрынах, примериваюсь, за что бы зацепиться на том берегу - а там, вообще говоря, кроме кустов, особо и нет ничего... Плавно, проверяя устойчивость дрынов, переношу вес на стоящую в воде ногу, балансируя на прогибающихся дрынах примериваюсь, куда и как ступать, аккуратно отпускаю березку, медленно делаю шаг - и тут один из дрынов ломается-таки (а ведь даже и не потрескивал, зараза, пока мне было за что держаться), а второй нагло и по-хамски проворачивается, сбрасывая мою ногу и вместе с ней, естественно, и меня в ручей - восприятие времени меняется, падая я успеваю оценить, что выхода нет, ибо опоры нет, а инерция сильная, оцениваю что у меня в правых (падаю правым боком) карманах промокаемого, думаю, не выронить бы нож из ножен, вижу, как под приближающейся поверностью воды медленно плывут, увлекаемые течением песчинки - и с воплем "YES!!!" я-таки ныряю в этот ручей правым боком, с упором на руку и колено, поднимая сноп брызг... На пределе слышимости обнаруживается полусекундное "хи-хи", произнесенное двумя тоненькими такими голосками; а может, и показалось...
         Оцениваю, что теперь уже можно не опасаться упасть, промокнуть, залить берцы и т.п. и довольный этим фактом, но по пояс снизу и всей правой стороной мокрый, шлепаю на берег, теперь уже не выбирая дороги и думая о том, что такой вот мой вопль лет двадцать пять назад автоматически мог бы поместить меня в "места не столь отдаленные" - ибо, как утверждал Штирлиц, "в такие моменты кричат обычно лишь на своем родном языке"... И с чего, это, спрашивается, вы употребили не смачное русское выражение, а нечто этакое иностранное, из лексики вероятного противника? И чего это такое англоговорящее лицо, одевшее к тому же куртку от военно-строительного обмундирования и с камуфлированным плащем в камуфлированном же рюкзаке, делает в светлые майские праздники, когда все нормальные советские люди идут не демонстрацию, на территории мещерского полигона войск ПВО? Имея при себе, ко всему прочему, систему спутниковой навигации и малогабаритную, но двадцатикратную оптику от орудийного к тому же прицела?  М-да... И не отвертеться бы мне тогда было бы, все улики налицо... Однако, ныне мы имеем уже другое время, когда многое позволено и многое оценивается уже чуть по-другому, не обязательно лучше и правильнее, а просто по-другому...
          А на берегу, в виду белопесчанной дорожки через пахнущий смолой сосновый лес и лежащих на дне ручья чьих-то резиновых сапог, после отжимания носков, вылиания воды из берцев и наручного компаса, вывешивания на просушку куртки и появления из дальних, но безопасных странствий Завхоза, первое окунание этого похода было торжественно отмечено распитием по паре глотков женьшеневого тонизатора "Тайга", обладающего в качестве приятного приложения к своим функциональным качествам еще и приятным сладко-терпким вкусом и крепостью любимого русского напитка...
         А впереди было еще несколько дней безлюдья Мещеры, ползающих как дождевые черви гадюк, заброшенной церкви посреди леса, ночевок в непривычной для города тишине на чистом воздухе (в том числе и на острове) и многое другое...
      
... Котелок, который чуть было не стал каном...

         ...сидим у костра, в темноте уже медленно допивая чай и доедая взятое на пробу не так чтобы слишком удачное, но в охотку и с голодухи вполне съедобное произведение Раскладки.ру под названием "борщ с мясом" (таскать такое как НЗ, кстати, вполне и вполне - вес очень небольшой, а есть станешь действительно уже "в крайнем случае"), в который, для поднятия его объема и вкусовых качеств покрошен картофель и добавлено немного приправ... Доедается без особого энтузиазма, ибо во-первых это первая ночевка и нормально проголодаться после выхода из города еще не успели, во-вторых уже практически наелись, так как четырехпорционный пакет употребляется на троих, да еще и картошка сверху добавлена...
        Достаточно вяло беседуем ниочем - то-ли спать хочется, то-ли адаптация после города идет, то-ли еще чего... Дым от костра, как это всегда бывает, идет почему-то исключительно в нашу сторону, несмотря на то, что сидим мы с трех разных сторон костра... Через некоторое время мне моя дымная сторона несколько надоедает и я решаю передислоцироваться вместе с кружкой и миской на другую дымную сторону, ближе к Завхозу, где можно будет есть уже не сидя, как здесь, а лежа - последнее мне в текущем расслабленном состоянии начинает казаться намного более комфортным и, соответственно, желательным...
         Вздыхая и кряхтя от потребовавшеося чрезмерно высокого для поднятия самого себя напряжения, пощелкивая и поскрипывая суставами (каковые решили полностью расслабиться намного ранее меня самого) встаю, надеваю на пальцы кружку, беру миску, ложку и хлеб и в неверном свете костра, работающего в режиме "то потухнет, то погаснет" (все делают вид, что очень заняты едой и дров потому никто не подбрасывает), начинаю двигаться в обход сидящего Завхоза, стараясь особо ничего не выронить и не пролить чай (как вообще, так и на огибаемого Завхоза в частности). Завхоз сидит на спаренных бревнах, а почти за ним имеет место быть кусты орешника, путаться в которых мне сейчас явно не с руки - поэтому я и протискиваюсь в непосредственной близости от Завхоза... Земли под ногами не видно, ибо неверный свет от костра не достигает забревнового пространства, а фонариком себе подсвечивать мне во-первых кажется неправильным, ибо электрический свет нарушит романтическое настроение идиллии ужина у костра на фоне дикой природы, во-вторых мне его было бы особо нечем держать (ну только если в зубах), а в-третьих, я его в палатке оставил... Когда я вроде бы уже почти миновал опасную зону (в первую очередь опасную для сидящего Завхоза) и начинаю шагать несколько быстрее, под ногу неожиданно попадает нечто, что там явно быть не должно - в резко изменившемся от неожиданности темпе восприятия у меня хватает возможностей сделать следующее: по реакции того, на что наступает нога, делается вывод, что это котелок с остатками ужина; схема моего движения в настоящий момент такова, что если я ничего в ней не изменю, то на котелок я наступлю всем весом, а он, вообще-то во-первых мой собственный и поэтому его жалко, во-вторых в нем еще есть, чего съесть (мгновенно и неожиданно просыпается дурной деревенский, усиленный армейским, инстинкт необходимости "впрок" доесть все, что есть, а не выбрасывать), в-третьих, если я наступлю, то я "по-любому" свалюсь, не только смяв котелок, пролив чай и отправив в полет в неизвестное направление содержимое миски, но еще и смаху полечу мордой в кусты, в неосвещенной области которых мне смутно вспоминается наличие не только кустов, но и крепких таких, но темных и посему невидимых сейчас деревьев, и в-четвертых, в процессе падения, я с высокой вероятностью оболью горячим чаем и чувствительно пну в сторону близкого костра сидящего Завхоза... Исходя из первых трех веских причин (четвертая несколько компенсируется фактом того, что именно Завхоз, похоже, умудрился сюда поставить котелок, так что невинной жертвой он ныне может уже не считаться), "подламываю" настуающую ногу, дабы не наступать в котелок, после чего естественным образом потерянное равновесие начинаю компенсировать началом падающего движения одновременно с резкой перестановкой указанной ноги вперед (каковая нога с высокой скоростью пролетает в непосредственной близости от задницы сидящего Завхоза), и с помощью фигуры, отдаленно напоминающий шпагат, сохранив-таки равновесие и почти сохранив все то, что держу в руках (ибо чай частично перемещается из кружки в миску), проскакиваю за Завхозом и останавливаюсь, переходя в нормальный темп течения времени, после чего с чувством выплескиваю в пространство остатки напряжения фразой типа "а вот сейчас, по причине раздолбайства всяких некоторых, котелок чуть было не стал вторым каном..."
       Совершенно не оценивший моего героизма по предотвращению его только что могущего произойти одновременного пинания, ошпаривания и обжаривания Завхоз поднимает на меня глаза, ощупывает рукой стоящий справа-сзади от него котелок (который, вполне возможно, был туда помещен для возможности быстрого пополнения не менее быстро пустеющей Завхозовской миски - есть такая у Завхоза особенность - много есть, хотя и без особого прока для себя...), после чего удовлетворенно жмурится, как кот, съевший нечто вкусное, фыркает, после чего начинает сначала тихо, а потом все более и более громко смеяться - а через некоторое время смех плавно переходит в уже откровенный и громогласный ржач - Завхоз бросает миску, качается из стороны в сторону, держится за себя и за землю и взахлеб ржет (до слез или нет - в темноте пока не видно)... Некоторое время мы с Валентином удивленно на него смотрим, а потом, вероятно в силу действия наступившей всеобщей расслабухи, оказывается, что такой ржач почти непреодолимо заразителен - и ржать не очень понятно над чем начинаем уже и мы, в меру сил внося собственное индивидуальное понимание в тональность, громкость и экспрессию этого процесса... И ржач этот коллективный продолжается минут так пять...
        Впоследствии я пытался смоделировать, как этот ржач мог бы восприниматься откуда-нибудь со стороны... И кажется мне, что если кто и был там из слушателей-наблюдателей, то услышанное ТАКОЕ с высокой вероятностью сподвигло бы его на сколь возможно быстрое удаление от источника ржача на сколь возможно больше расстояние - в этой разновидности смеха явно проскальзывали САМЫЕ·РАЗНЫЕ стимулы, состояния и возможные (включая паталогические) характеристики ржущих, что в своей совокупности вряд ли бы поспособствовало сохранению душевного спокойствия не только человеку, но даже и зверю...
 Отсмеялись, вытерли слезы, навалили наконец-таки очередную порцию дров в затухавший костер и с удивлением осознали, что вроде бы ничего такого НАСТОЛЬКО смешного не произошло... Что же это было тогда? Катарсис? Смешинка попала? Место и время подействовало? Или просто хорошо расслабились? Но однако ж очень заразительно получилось - да и к вопросу о наведенных эмоциональных состояниях наглядная такая иллюстрация получилась...
         А Завхоз так вроде бы и не понял, чем, собственно, рисковал в первый день похода по ненаселенке, поставив себе за спину в тень котелок... Хотя, может, такая разрядка была спровоцирована в том числе и его подсознательной реакцией на избегнувную его опасность... Кто знает...

<----- Добавление от Завхоза
Преамбула - в начале пути мною была описана карикатура, виденная не помню уже точно где. Содержание её было таким - едет каток, а перед катком идёт колобок и говорит сам с собой "что-то плохое у меня было предчувствие, всю ночь блины снились"...
Собственно, амбула - после того, как довольно быстро прошла первая волна истерики, и я уже было начал вытирать слёзы, Валентин выдаёт фразу: "Вот кастрюля стоит там и думает 'блин, всю ночь каны снились'"... после чего пошла вторая волна, повергшая лично меня в состояние клинической смерти %))))
------>



 
... О том, к чему может привести долгий сон ...

       ... проснулись мы в этот день где-то около полудня, всласть выспавшись на берегу речки под ее тихое и навевающее романтическое настроение журчание... И не только выспались, но даже и повалялись немного, прежде чем выбираться из палатки готовить завтрак... В процессе валяния Завхоз отметил приятность журчания реки во время сна, каковая приятность, по его мнению, вероятно вызвала соответствующие местности сновидения - река приснилась Завхозу, только не такая, как здесь, а шире, быстрее, с заболоченными берегами и каким-то небольшим островом посередине и осталось от этого сна у Завхоза "очучение" необходимости эту реку преодолевать и воспоминания о всяческих проблемах во время этого процесса...
         Мы с Валентином немного порадовались, что при нашей достаточной замотанности проблемно преодолевать надо было реку только в Завхозовском  сновидении (ибо река, около которой мы ночевали, была нами уже преодолена без особых приключений по мосту, под которым в качестве труб лежали контейнеры от зенитных ракет), а я поделился тем фактом, который Завхоз и Валентин в силу глубины сна пропустили - ночью около нашей палатки пробежало два объекта - один опознанный (лесная свинья, кабан называется) и один неопознанный (некое многоногое сильно топочущее стадо может быть даже и типа маленьких кентавров), скромно отметив при этом свое искусство в постановке палатки, только благодаря которому эти объекты пробежали около. а не СКВОЗЬ палатку...
          Поскрипывая суставами, вяло кряхтя и переругиваясь мы вылезли из палатки, и. оценив окружающую обстановку как явно неудовлетворительную (ибо во-первых, завтрак в постель почему-то никто так и не принес и, следовательно, его придется готовить самим и, во-вторых, вода в речке за ночь совершенно не нагрелась вопреки нашим ожиданиям, так что особо не искупаешься), начали разводить костер, чтобы приготовить завтрак и немного согреться этим пасмурным утром, в которое, к тому же, еще и дождик, пока мы спали, прошел - причем, в полном соответствии с законами бутерброда, прошедший дождик достаточно неплохо обеспечил прилипание напавшей листвы на палатку и плащ-накидки, но совершенно не освободил нас от многочисленного комариного общества...
         Вяло обсуждаем сложившееся положение; никто пока не проявляет инициативу в переходе от обсуждения "надо что-то делать" к тому, чтобы это "что-то" в количестве трех пунктов делать; по результатам обсуждения  принимам решение, что купаться не стоит, ибо холодновато, а костер разжечь стоит, ибо холодновато и надо же на чем-то готовить, а для задачи разжигания костра надо решить еще одну промежуточну проблему - где взять дрова и как их сделать достаточно сухими...
          В процессе этих обсуждений у меня возникает гениальное решение  проблемы дров (давно известное каждому солдату, кстати), и, согласно ему, я между делом тихо беру котелок, кан, миски, ложки и тихо сваливаю в сторону речки - ибо решение гласит "не торопись взять на себя работу - если подождешь, может найтись другой, кто ее возьмет на себя" - ну не специалист я в вопросе ходить туда, не знаю куда. принося то, чего нет...
          А у речки хорошо... Сижу мою себе посуду и тут вдруг, как на заказ, выходит солнышко - и через пять минут мое стойкое избегание холодной воды начинает меняться, ибо сидеть на солнце становится сначала тепло, а потом и жарко, а вода как по волшебству начинает субъективно восприниматься как все более и более теплая... Домываю посуду, любуясь между делом некими странными объектами,  невдалеке периодически быстро рассекающими чуть волнистую от течения поверхность реки - и желание купнуться начинает неумолимо выходить на первый план - и в итоге, с мыслью "а я первый эту реку покорил", раздеваюсь и плюхаюсь в теплую воду, которая по мере моего плытия по ей почему-то начинает стремительно становиться все менее теплой, а я одновремено понимаю, что же это, собственно так по водной глади скользит (это оказывается безобидные ужики и гадючки речку форсируют) и почему оно скользит так быстро (по такой-то холодрыге попробуй-ка, поскользи помедленнее...) - вылетаю на берег и, протреся (в том числе и от холода) на вытянутой руке шмотки (дабы не травмировать безобидных змеек своим грубым вторжением в возможно облюбованное ими в моих шмотках гнездышко) быстро одеваюсь и отправляюсь к уже горящему, если верить обонянию, костру досыхать и греться... У костра меня встречают две пары глаз; "Ты чего, свалился что-ли? - Да не, я искупнулся...", каковые быстро становятся задумчивыми и в точности как и я меняют свою оценку о теплоте воды - я тактично помалкиваю, делая вид что все просто класс,  дабы не оказаться в мокропродрогшем одиночестве - и через минуту-другую переглядывания и обсуждения Завхоз с Валентином направляются к речке... "Только шмотки посмотрите, потрясите, когда вылезать будете, там змей много" - напутствую я уходящих и с интересом начинаю прислушиваться, к чему их поход на реку приведет, греясь в это время у не мною разведенного  костра, в который я щедро подкидываю не мною собранные и напиленные полешки (вот какое преимущество и знание законов жизни, полученные в армии, имеют отслужившие перед неотслужившими), и имея весьма высокие шансы начать завтракать пораньше тех, кто поперся куда-то купаться, оставив меня наедине с посудой и продуктами быстрого приготовления...
         К тому моменту, когда вода закипает и я осуществляю заброс продуктов, с речки  доносятся некие душераздирающие звуки, а именно вопль Завхоза (бессодержательный, но эмоциональный - причем эмоция выражена предельно ясно) - итак, свершилось, они-таки тоже рискнули... К моменту возвращения достаточно мокрых и продрогших Завхоза с Валентином еда уже готова, но несмотря на наполненные миски их теперь интересует в первую очередь догорающий от недостатка дров костер - в итоге, после взаимного обмена любезностями на тему "почему дров так мало и где их теперь взять", ими принимается компромиссное решение - сесть спиной к костру и начать есть горячую пока что еду (ибо если пойти за дровами она перестанет быть не только горячей, но и, учитывая концентратное происхождение - то и съедобной)- такой вот "обоюдосторонний обогрев" придумали... Попутно в дискуссию на тему холода и сугрева кратковременно вовлекаюсь и я - кратковременно по причине того, что настойчивое предложение воспользоваться для сугреву неприкосновенным запасом спирта из аптечки мною бесприкословно отвергается, в качестве компромисса заменяясь на обещание дать при выходе повышенную порцию высокоградусного тонизатора "Водолей" дабы все нынешние водоплавающие успокоились...
         Через некоторое время, уже в пути, нам попадается маленькая, сантиметров десять, гадючка, которая на мокрой глине пытается ползти, а у нее не выходит в силу липкости глины - тогда гадючка, плюнув на изящные классические змеиные извивы в движении, начинает ползти как простой дождевой червяк - да, неэстетично, но зато практично... Завхоз, наблюдая за гадючкой, почему-то ни к селу ни к городу снова вспоминает историю о колобке, который, не видя едущего за ним катка, задумчиво бредет себе, пытаясь понять, к чему это ему сегодня блины снились... Вяло похихикав как над гадючкой, так и над историей, и дождавшись уползновения перемазанной глиной гадючки, очевидно смущенной нашими садистскими комментариями и наглым разглядыванием ее страданий и от того чуть было окончательно не запутавшейся сама в себе, идем дальше... Про себя я мимоходом отмечаю, что история колобка с ситуацией с гадючкой вроде как не стыкуется - спрашивается, что бы это значило, если бы могло значить?...
         ...подходим к планируемому месту для сегодняшней ночевки мы раньше обычных для нас сумерек - хорошо шли, однако, или просто дорога хорошая попалась - и, после короткого (на минут сорок так) обсуждения решаем не бежать к последней электричке (что, вообще говоря, возможно, но зачем?), а с толком, с чувством, с расстановкой в силу излишка времени выбрав стоянку на берегу, переправиться к ней, встать и напоследок как следует отдохнуть последний предгородской ночью...
        Начинаем искать переправу... А речка быстрая, глубокая, так что переплыть перпендикулярно малореально, а уж с рюкзаком и тем более невозможно - посему начинаем искать участок поуже, дабы можно было хоть веревки протянуть (чтоб не унесло) - а надежной веревки оказывается всего тридцать метров, что почти вдвое меньше, чем ширина реки... И тут вдруг, после часового где-то брожения по берегу и контрастно после предыдущего безлюдья, обнаруживаем людей - веселящуюся компанию - становится неприятно, ибо ТАКОЕ соседство явно и однозначно нам не нужно, а на электричку уже опоздали, а в лес снова обратно уходить совершенно "не в кассу"...  Дискомфорт постепенно начинает перерастать в напряженность...
         И тут, бросив взгляд вверх по течению, Завхоз изрекает - "во, вон тот остров, который мне снился, и вааще я все уже тут узнал - вот тут мы переправляться во сне должны были",,, "Да-а?" - скептически-трагически комментируем мы с Валентином, "Ага!" - радостно подтверждает Завхоз, которые от радости того, что сбылось им предсказанное, перестает фильтровать базар и на автомате добавляет "ух и приключений у нас там было, ух и на...(мучались) мы там, то есть тут..." - "Следующий раз такие сны чтоб смотрел в гордом одиночестве" - меланхолично от безысходности констатирует Валентин, а я начинаю распаковывать и выгребать рюкзак, дабы добыть оттуда лодку, чтобы хоть так попробовать в какой-либо степени скомпенсировать все те ожидающие нас приключения и э-э... мучения, которые обещаны Завхозом, ибо делать больше нам уже нечего - предсказание не только произнесено прилюдно вслух, не только не осмеяно или цепь событий сразу же не скорректирована, но еще и эмоционально усилено нашим с Валентином чувством типа "ну и попали, однако..."
         А приключения были-таки: сначала из-за силы течения и коротковатости веревки далеко не с первого раза удалось наладить переправу, потом чуть не пропороли корягой лодку, потом чуть не утопили рюкзак Валентина, потом чуть не утопили мою жилетку с дорогостоящей снарягой - и т.д. и т.п. - и если бы не осознанное сильное желание противодействовать предсказанному - эти события, похоже, были бы не на уровне "чуть не...", а полноценные...
          Уже ночью, разбив лагерь  на острове посреди реки, за ужином, приготовленным из остатков продуктов по схеме "чтоб не тащить в Москву" и потому обильным, я взял себе на заметку впредь более внимательно относиться к Завхозовским снам. в особенности рассказываемым "между делом" - а таких снов, как оказалось, у Завхоза было еще достаточно - и если бы я не запомнил этот сбывшийся его сон и не вспомнил во-время о необходимости продиводействия пророческому сну в одном нашем другом походе - мы могли бы вляпаться в весьма конкретные неприятности, вплоть до уголовки...
         Как говорится, хорошо все, что более-менее хорошо закончилось, и, если не считать ночных неприятностей крота, всю ночь пытавшегося выбраться на свежий воздух сквозь дно нашей палатки, и моих (выраженных в периодической необходимости кулаком объяснять кроту, что его тут не ждут), то Завхозовский вещий сон (ставший по нашему попустительству полноценным сбывшимся пророчеством) особого ущерба нам не нанес... Хотя, в данном конкретном случае, возможно было бы несколько лучше, если бы Завхозовский сон предыдущей ночью был менее продолжительным в силу чего до фазы "быстрого сна" (когда видят сны, в том числе и пророческие) не дошел - но история, как известно, не имеет сослагательного наклонения...
  


  ... О выборе направления ...

         ... углубившись в лес по тропинке, плавно перешедшей в грейдерообразную, но несколько подзаросшую просеку, по карте рассчитываем добраться до второй просеки налево, после чего далее двигаться уже по ней - а задачка эта, мягко говоря, имеет неочевидное решение в силу достаточной древности карты и, соответственно, наличию возможности эту за двадцать лет вполне могущую зарасти просеку пропустить, в результате чего смаху влететь туда, куда нам явно и очевидно совершенно не надо, а именно - прямиком в военное лесничество, каковое лесничество в очевидно похмельное субботнее утро весьма вероятно обрадуется забредшим невооруженным гражданским, грубо нарушающим как запрет разведения костров в лесу в пожароопасную несмотря на дождь пору (в перспективе), так и границу всем известного, но сильно засекреченного стратегического военного полигона (а это уже де-факто) по причине появления возможности использовать этих гражданских в качестве добровольно-принудильных спонсоров для лечения похмельного синдрома и прочей хронической общей неудовлетворенности жизнью у прапорщиков-лесников...
         В итоге, в силу вышеизложенных причин идем по просеке, устойчиво повернув головы налево и после счета "раз" (вроде бы совпавшего с картой) начинаем с удвоенным вниманием искать объект для счета "два" - и довольно быстро находим его в достаточно заросшем состоянии, но вроде бы не очень совпадающего с картой... Дистанционное (по причине нежелания преодолевать окологрейдерную канаву с водой) вглядывание вглубь, на которое изначально возлагались большие надежды по идентификации объекта данные надежды не оправдало... Кроме того, если верить карте, просека должна пересекать ту, по которой мы идем - а проверить это в силу густой заросшести березняком ее правой границы стоя на грейдере нереально - и поэтому принимается решение разведать-таки что там где есть и если есть, то где именно и в каком виде, для реализации которого сбрасываем рюкзаки, посреди желтоватой дороги надежно маскируем их сочно зелено-коричневой камуфлированной плащ-накидкой и расходимся в противоположные стороны - я иду налево, а Завхоз, соответственно, направляется направо с пожеланием "просто посмотреть", есть ли за этой березовой порослью что-либо просеку обозначающее или напоминающее, после чего вернуться и ждать меня - а я собираюсь пройтись по видимой части просеки для оценки проходимости невидимой отсюда части просеки...
         Расходимся... Как почти всегда это бывает при преодолении преград, после успешного преодоления видимой преграды (придорожной метр с кепкой канавы с водой) по причине непогашенной высокой скорости движения (ну прыгал я...), успешно влетаю в следующую за ней ранее невидимую преграду (тактично припорошенную листиками почти двухметровую яму с грязью), после чего элегантно скользящими (ну или подволакивающими) для цели вытирания обуви шагами углубляюсь в лес по просеке - просека оказывается, вообще-то, конечно, проходимой, но, как это говорится "при сильном желании" (а с учетом рюкзака это будет уже из категории "при очень сильной необходимости"), в силу видимого отсутствия какового желания я довольно быстро принимаю решение прекратить далее чертыхаться на повылезавших исключительно для меня корнях и отмахиваться от хлещущих веток и быстро поворачиваю обратно, и, благодаря неподавленному во-время инстинктивному желанию двигаться обратно по своему следу и стремлению побыстрее выбраться из полутьмы елового леса на свет просеки вторично форсирую напрочь позабытую яму с грязью и незабытую канаву с водой и сажусь на рюкзак вторично отчищать обувь и ждать Завхоза...
          Тут, правда, я осознаю, что это именно Завхозу вообще-то полагалось меня ждать, ибо я его посылал на полста метров, а сам бегал где-то на триста... Прислушиваюсь, но ничего кроме шума леса не слышу... На всякий случай его окликаю - ответа нет... Набрав побольше воздуха ору уже практически на полную мощность и, задавливая сразу же возникшее в качестве "отката" жгучее желание кашлянуть, где-то почти на пределе слышимости выявляю некий достаточно далекий ответ... Снова ору уже на форсаже мощности типа "сюда иди!!!" и через минут десять-пятнадцать из кустов метрах в пятидесяти впереди по ходу движения вываливается весьма удивленно озирающийся и хлопающий глазами Завхоз и громогласно, радостно и с соответственно подобранными выражениями поясняет причину своего неописуемого удивления - типа того, возвращается он себе типа спокойно обратно по обнаруженной нехило заросшей просеке, причем просека в направлении "обратно" почему-то оказывается несколько длиннее, чем была в направлении "туда", и тут, совершенно неожиданно и достаточно случайно в момент приостановки громкохрустящего через кустарник собственного движения слышит где-то далеко и СЗАДИ (типа из глубины леса) мой крик... Подумав, что направление крика показалось неправильным (типа в лесу звук распространяется иногда довольно странно) продолжает более ускоренное движение к исходной точке, каковое движение пресекается-таки моим более громким "сюда иди", вторично прозвучавшим опять-таки из явно неверного направления... Сильно удивившись, как это меня ТУДА занесло и подчинившись-таки призыву (вдруг я чего интересного там успел нарыть), он начинает возвращаться вглубь леса по просеке и совершенно неожиданно и поэтому с формированием сильного ощущения ирреальности происходящего совершенно непонятным для себя образом оказывается через некоторое время на просеке, где лежат рюкзаки и которая по идее должна была бы быть явно сзади...
           Выслушивая весь этот экспрессивный поток информации, я про себя тихо радуюсь, что я очень удачно не стал далеко уходить, в результате чего успел-таки поймать момент, пока Завхоза окончательно не унесло вне пределов слышимости в неизвестном направлении, что могло бы обеспечить нам обоим (но в особенности Завхозу, ибо он-то оказался бы БЕЗ рюкзака с деньгами, документами, едой, водой, палаткой и т.п.) весьма оригинальные и длительные приключения... Вспоминая схожий случай в Мещере, когда Завхоз повел Валентина по уже дважды нами пройденной десятиминутной дорожке к церкви и заплутал на полчасика-так (такая ситуация, вообще говоря, теперь уже ДЛЯ·МЕНЯ представляется существенно ирреальной, ибо мне непросто представить себе восприятие человека с НАСТОЛЬКО отсутсвующим чувством направления), на будущее "во избежание" принимаю решение никуда его больше в условиях ограниченной видимости не посылать - пусть лучше рюкзаки сторожит и всяких там чертей лысых на своих посохах вырезает... Как в последствии оказалось, думать мне в тот момент надо было несколько потише - именно в этот день похода Завхоз вместо всяких там своебычных рун и орнаментов взял и вырезал упомянутого черта лысого, к тому же еще и косоглазого...

<----- Добавление от Завхоза:
"А ведь я пердуперждал, неоднократно пердуперждал что с ориентированием у меня труба... :))) я даже в Кваке на первом уровне заблудиться могу %))))"
------>


.... Упорная береза .....

      ... дождь шел практически с самого утра - мелкий, особо даже и не очень заметный, но постепенно сумевший полностью намочить все вокруг - и деревья, и траву, и сначала жадно впитывавшую его своим песком, а потом сдавшуюся-таки и разбрюзгшую военную бетонку, многолетние следы курсировавших когда-то "Ураганов" на которой (и в особенности места, где их водители засыпали за рулем) тем не менее все еще были хорошо видны... Сейчас это место хоть и принадлежало вроде бы еще полигону, о чем свидетельствовали как разваливающиеся, но регулярно подкрашиваемые одинокие грибочки брошенных постов номер один, четыре и т.п. с однообразно выдранными проводами связи, так и некогда грозные надписи на щитах "Стой! Запретная зона! Проезд и проход запрещен! Стреляют без предупреждения!", но вовсю уже использовалось охотниками и жителями близлежащих деревень - вдоль дороги в изобилии валялись стрелянные гильзы, съеденные консервы, выпитые как чекушки, так и более объемные бутылочки, а многие щиты сами уже были многократно прострелены...
        На одном из перекрестков бетонки с лесными просеками как-то очень одиноко и неприкаянно висел на рябине мокрый лосиный череп - и если бы это было не начало нашего пути, то мы скорее всего попытались бы его пристроить куда-нибудь...
        Чем дальше мы уходили от станции - тем заброшеннее становилась дорога - и это несколько радовало, ибо вроде бы снижало вероятность встретиться с какими-либо людьми на территории полигона... Желание избежать контакта было достаточно сильным - поэтому мы даже шли по прямой как стрела дороге, прижимаясь на всякий случай к буйно разросшимся кустам на обочине, а заслышав низко идущий вдоль дороги вертолет даже спешно сиганули в кювет и пересидели там в кустах пока он пролетал - камуфлированная плащ-накидка и рюкзаки, а также неброские цвета прочих шмоток сокрытию нашего присутствия неплохо поспособствовали...
         Несколько устав просто так тащиться под дождем по уходящей к горизонту однообразно разваливающейся бетонке и прикинув, что уже все-таки пора бы сворачивать (два ключевых ориентира, прудик на перекрестке и пересекающая бетонку речка так и не нашлись), меняем направление и углубляемся в лес по просеке, изначально имевшей некую попытку мощения ее списанными, похоже, досками, которые кроме собственно "типа дороги" грудами валяются и по обочине... Идти тяжеловато - мокрое и старое дерево под ногами, то плоское, то полукруглое достаточно результативно изображает из себя лед - чуть отвлекшись, не успеваю даже и заметить, как вдруг резко оказываюсь кверх ногами в канаве - вылезаю, попутно обнаружив, что незаметность факта падения ничуть не снижает заметность факта нехилого ушиба... Идем дальше, уже несколько осторожнее - и ситуация почти сразу же повторяется - теперь я-таки замечаю факт собственного падения, но также замечаю и ранее упущенный факт возможности сломать ногу или напороться на торчащие гвозди - в итоге, движение по просеке сменяется движением по лесу вдоль просеки вплоть до окончания этой не сильно удачной попытки деревянной дороги...
      Через где-то час движения по лесу незаметно начинает обнаруживаться факт промокания всего, что может промокнуть, а также заодно и того, что промокнуть якобы не может; даже рюкзак и тот начинает конкретно похлюпывать... На передышках в силу мокрости становится заметно холодновато, поэтому передышки начинают существенно сокращаться - делать-то с этим холодом все равно особо нечего, пока идет дождь и надо идти как минимум до запланированного места ночевки - и поэтому скорость движения несколько подрастает, а вода под ногами начинает понемногу прибывать, вызывая воспоминания о весеннем болотном походе - вот только весной солнышко светило и лишь под ногами хлюпало, а не лило сверху как регулярной моросью, так и периодическими водопадиками... Несколько меньший комфорт, одним словом, имеет место быть - и в целях его, комфорта, увеличения высокоградусный тонизатор начинает употребляться несколько чаще, от чего не только скорость движения еще больше подрастает, но и начинают проявляться некоторые элементы "гибкости такой приятной в теле образовавшейся...", каковые элементы вкупе с желанием еще большего комфорта передвижения в условиях полностью мокрого состояния одежды индуцируют сначала элементы автопилотного движения по выбранному курсу, а потом и отключения излишне активных на влажный холод кожных рецепторов - двигаться становится не только терпимо, но даже и почти уже приятно - из капюшона и из под козырька торчат только нужные для движения глаза и ненужный, но почему-то не желающий складываться нос, а "лично я" пребываю где-то глубоко внутри, в достаточном тепле и комфорте, абстрактно обдумывая между делом некоторые общемировые проблемы (в целях поиска путей их разрешения), ориентировочное количество воды в берцах и возможные способы ее туда попадания (в целях поиска способов этого процесса предотвращения), куда, собственно говоря, и за каким лешим нас несет (безотносительно к цели размышлений) и куда в принципе может вынести (с вариантами участия в этом процессе лешего и без такового), и где, собственно говоря, эта треклятая речка-ориентир (ибо достало уже переться непойми-куда насквозь мокрыми и без остановки)...
       И в процессе такого весьма эффективного движения и не менее плодотворных и интересных размышлений я как-то вдруг обнаруживаю одновременно два вроде бы явно несвязанных между собой факта: первое - сзади почему-то весело и жизнерадостно хихикает Завхоз, второе - я почему-то не двигаюсь, хотя попытки продолжения движения имеют место быть, но встречают некое неопределяемое визуально сопротивление...Через некоторое непродолжительное время всплывает и третий факт, как впоследствии оказалось, успешно устанавливающий взаимосвязь между первыми двумя - я стою на просеке, для увеличения внутреннего комфорта вжав в плечи и несколько склонив голову, каковая голова устойчиво и надежно упирается в наклоненную березу (в просторечии - бодает), в силу сильной надвинутости капюшона и козырька и смотрения в процессе движения исключительно под ноги мною визуально ранее не детектированную, и каковая береза по своим возможностям торможения существенно превосходит мои возможности движения... Упорная какая береза мне попалась, однако... В смысле - от слова "упор"...
      Осознание этого третьего факта вкупе с его последовавшей немедленной экспрессивной и прочувствованной вербализацией полностью восстанавливает как тактильные ощущения (особенно в макушке и похрустывающей шее), так и возможность весело поржать, после реализации которой оказывается, что вокруг все также дождливо, мокро, весьма нежарко и совершенно непонятно куда девалась эта треклятая речка, в которую, если верить карте и GPSу мы уже двадцать раз должны были упереться...
       На заднем плане сознания постепенно крепнет уверенность, что кто-то явно в этом виноват - либо речка, либо карта, либо GPS, либо компас, либо военные, либо дождь, либо ненаблюдательность и косорукость оператора, либо пофигизм и полное отсутствие ориентации в лесу у Завхоза, либо все вместе взятое плюс что-нибудь еще...
        Оставив описанную уверенность там же и далее крепнуть, продолжаем движение по просеке и тут возникает яркая и гениальная в своей простоте возможность найти и назначить главного виновника происходящего - был же у нас на Башне некто Пуфик, весь такой из себя праведный христианин - и посему переставший от этой неожиданной идеи хихикать Завхоз в целях тренировки навыков работы с подсознанием директивно обязывается установить телепатическую связь с этим Пуфиком и задать ему вопрос о местонахождении треклятой церкви его разлюбезного бога, которую мы, собственно, ищем... Завхоз на достаточно долгое время уходит то-ли глубоко в себя, то-ли далеко во-вне - точно не выяснено, после чего, получив либо очередную порцию холодного душа с деревьев, либо ответ от Пуфика высказывается об упомянутом Пуфике достаточно нелюбезно в контексте того, что, оказывается, быть христианином и удаленно чувстовать местонахождение своих культовых сооружений не есть одно и то же... Ах, какой был слон, какой был слон... В смысле какая была гениальная идея... Жалко же, однако... Но зато есть очередной конкретный повод помянуть неэффективность религиозности вообще и назначить-таки виноватого во всем происходящем в частности - большинством в два голоса (я и Завхоз) при одном против (Пуфик) этим виноватым признается Пуфик, в адрес Христа выносится частное определение, после чего движение по просеке возобновляется...
                                   


    
  ... Болото ...

 ...не такое уж и болотистое это было болото, но тем не менее...

     Спуск по заростающей просеке в низину, в которой по карте было нечто типа протоки завершидся не столько протокой (которая, конечно, там тоже была...), сколько болотом, длинным, но не очень широким - метров сто в мокрой своей части и метров триста вообще: лето, все-таки достаточно сухое было, так что болото и поубавилось... Однако болото все-таки было, не пересохло до конца...
      К идее того, что оно проходимо, подталкивало многое: сравнительно сильная его заросшесть кустами, отсутствие окон воды, высокие, выше головы, стебли высохшей от летнего зноя и недостатка влаги травы, и главное - через болото тянулся кабель, когда-то проложенный военными, а ныне благополучно выкопанный и унесенный в неизвестном направлении неизвестными, но донельзя трудолюбивыми и не боящимися болотной грязи лицами... Да и к идее быстренько форсировать преграду и встать на ночевку подталкивал также и план похода - где-то в пределах километра вокруг этого места и запланировано было встать... Вот поэтому-то мы и пошли в болото...
     Надо сказать, что я с рюкзаком вешу как минимум в полтора раза больше Завхоза, поэтому я рассудил, что если пройду я, то пройдет и он, если, конечно, идти след в след (как вообще говоря, и ходят обычно по болоту - а как ходят по болоту и что делать, если проваливаешься я Завхозу пару раз объяснял)... И углубляясь в это болото по когда-то существовавшей просеке и угадываемым остаткам траншеи от выкопанного неизвестными кабеля я смотрел вперед, куда, собственно, следует идти, и по сторонам, куда, возможно, можно податься в обход, но ни в коей мере не назад, где хрустел остатками явно некачественной, но тем не менее существовавшей когда-то гати Завхоз...
     О том, что я чего-то не учел и не сделал должного вывода из факта наличия-таки гати, меня известил достаточно громкий и неожиданный вопль сзади: "Бл..ть!!!!!"
     "...ать... ать... ать..." - тоже весьма громко, но все же не настолько, констатировало эхо...
     Я несколько удивился прозвучавшей сзади явной экспрессии и весьма искренним ноткам, каковые слышать от артиста и приколиста Завхоза вообще говоря приходилось нечасто... И поэтому обернулся...
 Картинка, представшая перед глазами, вроде бы была достаточно заурядной - земля, на земле трава, сквозь траву местами видны остатки гати, а поверх всего этого сидит завхоз с выпученными глазами и зачем-то держит перед собой двумя руками посох. Где-то на задворках сознания проскальзывает мысль, что все-таки что-то тут не так, неспроста, похоже, он так сидит и так орал - и посему я начинаю внимательнее вглядываться... И оказывается (описываю по последовательности обнаружения) - у Завхоза почему-то вдруг резко так, раза в два, выросла эфирка (хотя вроде как и не выспались, и устали мы, а она...), выражение лица у него достаточно обалделое, а взгляд направлен куда-то внутрь него (пролетает  мысль, что он на что-то не на то сел и теперь пытается понять на что именно, собственно...) - тут я отмечаю, что звука падения я-таки не слышал, либо же этот звук был полностью перекрыт громким и прочувствованным упоминанием "подружки на ночь" - и, наконец, я-таки замечаю эту ненормальность: если Завхоз сидит лицом ко мне, то где, собственно, его ноги? И тут я с некоторым удивлением обнаруживаю, что Завхоз, собственно, не сидит, а СТОИТ, причем где-то так по пояс в земле... Провалился, значит... И где, спрашивается? На вроде бы совершенно сухом месте, ведь мы и воды-то, собственно, еще не видели, у меня даже берцы все сухие... Как говорится, "было бы желание..." - недаром, похоже, в процессе сегодняшнего хождения мы мимоходом вспоминали имевший на Башне место обмен мнениями "как и почему, собственно, катание на аттракционах прочищают энергоканалы"...
     Типичный "ревизоровский" столбняк (лично у меня по причине "как это он умудрился, я ж по сухому там прошел...") прекращается - оценив, что дальше Завхоз, вроде бы не провалится (иначе бы либо уже, либо бы опускался, а не стоял), так что особой опасности нет, я по-тихоньку решаю, что придется теперь делать, после того, как он вылезет - попрощаться с моими резиновыми сапогами (которые на Завхозе и которые, обычно, крайне тяжело извлекаются из болота при таких провалах) или же попробовать-таки "понырять" в это место руками или ногами для их извлечения, а Завхоз тем временем "впучивает" на место глаза, оглядывается вокруг себя и, опираясь на посох, кряхтя с чмокающими звуками выбирается на поверхность: причем, что любопытно, практически совершенно чистый и почти сухой - так, немного одна брючина ниже колена подмокла... И, что несколько радует - в обоих сапогах... А место, которое он выбрал для своего проваливания, аккурат полметра на полметра, не более, а вокруг просто совершенно почти сухая поверхность...
     "Ну чего, пошли?" - спрашиваю я...
      "Щас" - Завхоз оглядывается и собирает рассыпанное неожиданным стрессом вокруг собственное внимание и субличности в кучку... "Тока ты это, далеко не уходи" - завершает он процесс сборки себя... Эфирка, тем не менее, цветет и колышется, совершенно не собираясь "сдуваться" - похоже, ей и так теперь хорошо, да и чутье так поболе будет, что может при таких делах и далее пригодиться...
       Идем дальше, доходим до собственно болота... Тут уже становится не только мокро, но и интересно - вокруг сплошь нечто мокрое, напоминающее черный студень, сверху "косметически" закамуфлированный травой, стоять на кочках почти нельзя - они опрокидываются или уходят вниз... Лезу осторожненько, прощупывая куда ступить и преимущественно наступая на всевозможные кусты - все какая-никакая дополнительная опора... Впереди вижу уже окна воды, но, вроде, неопасные, маленькие, да и не бультает ничего вокруг от моего передвижения... Сзади хрустит Завхоз, теперь я периодически на него оглядываюсь...
       Добираюсь до того, что вероятно считается протокой - где-то метровая полоска чуть прикрытого водой все того же торфяного черного студня... Выбираю развесистый куст около нее, встаю на куст и начинаю щупать посохом глубину впереди... Куст "чувственно так" нежно колыхается под ногами, распространяя волны колыхания на окружающие кусты и травку и заставляя держать равновесие, так что я даже не сразу и замечаю, что без малого двухметровый посох, дна, собственно, не обнаруживает - чем сильнее давишь - тем глубже уходит... Сзади стоит похрустывая кустом под ногами Завхоз и на это на все задумчиво так смотрит, причем то, КАК он смотрит на колыхающуюся как море "типа землю", наводит на некоторые упаднические по своей сути размышления... Прикидываю, что если прыгнуть с куста на противоположную сторону и так, чтобы упасть плашмя или набок - скорее всего нормально выйдет и можно будет некоторое время повспоминать методику движения по-пластунски... А вот если прыгать пытаясь "приземлиться" на ноги, то будет явное повторение предыдущего громкого и экспрессивного высказывания... И при этом неизвестно еще на какую глубину возможна экскурсия и как себя покажет рюкзак - как гиря, или как надувной шарик...
 Задумчиво продолжаю прощупывать отсутствие дна вокруг и под собой и одновременно пытаюсь решить - чего будет больше: пользы от новых ощущений и приобретенного Завхозом опыта преодоления болота "вползь" (ибо у меня такой опыт уже есть со времен личной версии эпохи покорения Сибири...) или же эмоционального вреда от усилий по последующему приведению себя в порядок... Причем риск возможного изучения подповерхностного мира подмосковных болот вполне ненулевой... В процессе этих размышлений и действий оглядываюсь на Завхоза и замечаю, что он почему-то смотрит МНЕ под ноги... "Для профилактики" смотрю туда же и обнаруживаю, что еще минуты две и мои берцы перестанут быть сухими внутри, ибо пока суть да дело, куст, на котором я стою, решил сам немного поизучать подповерхностный мир и успел туда углубиться вместе со мной где-то на четверть метра как минимум...
     Исходя из идеи, что сухие ноги (и вообще сухость одежды) несколько более приятны, чем отсутствие всего этого и в силу недостаточно сильного желания изучать болото изнутри принимаем решение возвращаться тем же путем, как и пришли, но, желательно, не призывая более "ночных подружек" и не провоцируя первопричину их призывания...
      Выйдя из болота без дополнительных приключений, делаем попытку получить эти приключения в другом месте - и получаем, правда несколько более оригинальные; достаточно забавно, оказывается, на трехсотметровой полянке (пусть и немного подрагивающей под ногами) пользоваться компасом, дабы не сбиться с направления движения - трава-то хоть и сухая, но плотная и существенно выше головы, так что обнаружить факт наличия окружающего леса визуально становится невозможно...
      И поэтому, чтобы не тратить без пользы (то есть бродя неизвестно где с неочевидным результатом и возможными новыми приключениями) то время, которое можно потратить с пользой (то есть валяясь около костра, за неспешной беседой ниочем и о многом попивая "Черный доктор"), плюем на это болото, просеку и кабель и поворачиваем в обход этой "типа протоки", через некоторое время успешно найдя танковую рокаду, идя по которой с удовольствием отмечаем конкретные танковые укрытия по сторонам - с удовольствием потому, что ТАКОЕ, к счастью, не мы рыли и нам рыть, вероятно, не придется...
      Правда ближе к вечеру эти давнишние танки (или их обитатели) устраивают, вероятно в отместку за нашу хорошую и легкую жизнь, не облагороженную копанием укрытий для танков, мелкий прикол - сижу я себе тихо, спиной к еще одной танком же проторенной лет эдак ...дцать назад дорожке, разбираю рюкзак, задумался (думать на природе, вообще говоря, намного приятнее, чем в городе, причем безотносительно к теме размышлений), плавно так уже и более глубоко задумался, мимоходом влетел в маленький такой транс, навеянный желанием "прочувствовать отличие этого леса от города и иных лесов", после чего слышу ТАКОЙ!!! резкий и мощный рев танкового дизеля буквально почти у себя за спиной, что рефлекторно без малого почти что прыгаю через рюкзак, уходя с дороги, и только потом обнаруживаю, что я всего-лишь "сосканил" память о семидесятых годах этой лесной дороги давно заброшенного ныне полигона...
     "Ты слышал?" - на автомате спрашиваю Завхоза, который сидит, повернувшись ко мне спиной и вместо того, чтобы готовить костер чего-то там очередной раз вырезает на своем посохе...
     "Что?" - с интересом оборачивается Завхоз
     "Танк" - отвечаю, уже выныривая как из транса, так и иэ размышлений...
     "Где?" - с еще большим интересом переспрашивает Завхоз
     "Да так, где-то в прошлом..." - отвечаю...
      "Не-а" - весьма довольно почему-то отвечает Завхоз, продолжая сиять своей удвоившейся после болотного инцидента эфиркой...


  .... Тестовый лес .....

        ...Выбравшись из лесного массива и перебравшись через пересохшую речку, мы вышли на неиспользуемое ныне поле, разделенное надвое пятиметровой ширины дренажной канавой, которая, в отличие от речки, не только не пересохла, но и наощупь была достаточно глубока - так что перебираться через нее нам не захотелось - во-первых, "просто влом", а во-вторых, канава была явно "освоена" как коровами, пасшимися с той стороны канавы неподалеку, так и, возможно, коровником, стоявшем на пригорке также неподалеку - так что решаем ее просто обойти, ибо справа километрах в двух виднеется дорога, да и выходить к станции нам надо в схожем направлении...
       Однако, перед завершающим поход трех-четырехкилометровым броском к станции,  наломавшись достаточно в лесу и на вырубках, решаем немного отдохнуть и заодно перекусить, почему и усаживаемся на берегу канавы, пользуясь уступом берега как скамьей, на которой не только удобно сидеть, свесив уставшие ноги, но и удобно разложить то, что осталось съедобного...
      Сидим, едим, отдыхаем и мимоходом оглядываемся по сторонам и также мимоходом обсуждаем вопрос, что там может такого плескаться в канаве кроме лягушек - может, там даже и караси есть? Пообсуждав эту тему и уже доев все имевшееся решаем посмотреть вблизи имеющее место быть вдали некое подводное колыхание для определения, лягушки ли и только ли лягушки его создают, для чего встаем и идем по берегу канавы в ту сторону, вглядываясь в не так, чтобы уж очень грязную воду канавы... И вдруг у самой кромки воды видим ранее незамеченный нами "натюрморт" - аккуратно стоят два приличных (по деревенским меркам, конечно же) ботинка со вложенными в них носками, а рядом лежат плавки и какие-то драные шорты, но НИКОГО в округе нет и, если смотреть на непримятую траву вокруг, то и достаточно давно не было... Немного прибалдев от такого "сюра" пытаемся представить что за действие здесь некогда разыгралось и не результат ли этого действия там под водой активными движениями "изучают" лягушки или рыбы? Либо, может, под действием идеи "не бывает неприятных водоемов, а бывает мало водки" некто так хорошо искупался, что под воздействием массы полученных положительных эмоций решил не обращать внимания на такую мелочь как детали одежды? Хотя, бутылки водочной нет...
      Поразмышляв на тему данной загадки и ничего существенного не придумав, возвращаемся к рюкзакам и, обойдя канаву и купив свежего молока в придорожной деревне, снова выходим в следующее так же несколько лет уже как заброшенное поле, за которым виднеется последний на сегодня лесок, скрывающий своей полуторакилометровой шириной недалекую станцию - в деревне нам, кстати, посоветовали почему-то в лес этот лучше вообще не ходить, типа он буреломный очень, зарос сильно да и "вообще", но в силу того, что обходить этот лес или же вообще идти на другую станцию получается намного дальше, мы решаем все же пойти напрямик через этот лес - ну подумайте сами, что может быть такого сложного в прохождении по пусть даже и заросшей, но имеющейся просеке (как видно по карте) всего-то полуторакилометрового леса, пусть даже и буреломного в сравнении с уже пройденным намного более удаленным от жилья двадцатикилометровым неухоженным лесным массивом?
      Дойдя до леса, начинавшегося очень приятным светлым березнячком, мы увидели немелое количество поздней земляники - и посему решили ее немного пособирать - у нас ведь было вкусное парное молоко, которое приятно дополняло землянику... Пособирали, поели, снова немного отдохнули, после чего пошли по азимуту вглубь, рассчитывая выйти на просеку, двигаясь по которой дойти до другой посеки, которая, в свою очередь, должна выходить прямо к станции...
        Через десять-пятнадцать минут движения, большей частью состоявшего из пере- и под- лезания, мы уже вовсю гадали, что же такое за ураган либо порыв какой здесь был, что СТОЛЬКО очень крепких и нестарых берез оказалось одновременно, похоже, выворочено, причем выворочено исключительно так, будто бы они были свалены мощной взрывной волной, пришедшей с северо-северо-запада? Тунгусский метеорит ведь далеко отсюда упал, да и не в то время, когда этот лес совершенно точно так же повален оказался... Да и ядрену бомбу вроде не здесь, а под Оренбургом и на иных удаленных от столицы полигонах взрывали...
         Пере- и под- лезаем дальше, лес становится все гуще - причем, естественно, гуще становится лес не только стоящий, но и лежащий... Начинает невольно возникать мысль, что длинная дорога в обход могла бы и впрямь оказаться существенно короче дороги "напрямую"... Но ведь не отступать же всего в километре от станции, правда? Правда станцию почему-то почти не слышно, несмотря на ее близость, но ведь это, наверняка, объясняется всего лишь редким движением электричек вечером в воскресенье?
         Находим наконец просеку (пройдя по этому лесу за час метров пятьсот), и оказывается, что рано радовались, ибо на просеке поваленные деревья просто гуще лежат, чем в лесу... И к тому же на просеке почему-то растет немерянных размеров земляника - каждая ягодка от полутора-двух сантиметров и более, тяжелая, заставляющая сгибаться стебелек, сочная, вкусная, вот только растет она не группой, которую можно было бы собрать разом, а равномерно рассеянно - соответственно, с рюкзаком сбор земляники получается неслабым силовым упражнением либо для мышц пресса (упражнение "наклоны с грузом"), либо для ног (упражнение "приседание с грузом") - естественно, наше передвижение не только замедляется, но и становится "разнонаправленным"...
         Через некоторое время вроде бы находим перпендикулярную просеку, на которой земляника растет еще гуще, так что поворачиваем туда - просека-то к станции должна идти... На всякий случай смотрю по GPS как далеко мы от станции - и тут у меня первый раз возникает некое сомнение в правильности положения дел - по просеке мы прошли где-то тоже полкилометра, но станция почему-то приблизилась всего метров на сто... Решаю проверить направление просеки по компасу - и тут же получаю немалую дополнительную порцию сомнений - компас показывает, что просека идет не к станции, а очень даже "поперек" нужного направления, а сама станция к тому же совсем не в том направлении, где, согласно моему ощущению направления, она должна бы быть... И предыдущая просека тоже идет "неправильно"... И вообще бардак...
       Останавливаемся и решаем КАК с этой ситуацией справляться - компас врет (что достаточно очевидно), GPS способен работать в режиме отслеживания направления движения лишь при постоянном движении с ненулевой скоростью и наличии уверенного приема сигнала от спутников, что в условиях густого леса нереально, мох растет равномерно со всех сторон пеньков и деревьев, солнца за равномерной облачностью, возникшей как только мы вошли в лес, совершенно не видно, а шума электричек не слышно...
        Решаем все же не поворачивать обратно, а дождаться звука от электрички и для начала двигаться на него. Прождав минут пятнадцать слышим, наконец-то, данный звук (однако уж больно тихий он, все же, для расстояния около километра), вот только беда - звук, зараза, идет не с одного направлениия, а сразу с целой половины горизонта... Ну да ничего - вычисляем середину этой половины, замечаем это направление по компасу и начинаем идти теперь уже снова по лесу в том направлении (мое чувство направления однако подсказывает, что "его" направление на станцию и "это" направление суть очень существенно не одно и то же...). Минут через пятнадцать смотрю на компас - а компас показывает, что идти нам надо не сюда, а вовсе даже назад - врет, зараза... Где-то там снова проезжает электричка - и "срединный" звук ее по направлению оказывается уже иным по отношению как к предыдущему, так и компасу, так и моему ощущению направления... Выйдя на небольшой просвет пытаюсь определиться по GPS - он показывает, что расстояние до станции не изменилось, а вот направление изменилось аж на десять градусов - получается, что мы, двигаясь по прямой, тем не менее двигались по окружности со станцией в центра что ли?
          Возникает откуда-то идея о незапланированной дополнительной ночевке по причине заблуждения в лесу в пределах километра от населенки и железнодорожной станции впридачу... Идея громко осмеивается всеми присутствующими, но становится как-то не слишком весело...
         Решаю "для разнообразия" пойти согласно своему чувству направления - и через следующие полчаса пере- и под- лезающего движения мы упираемся в конкретную болотистость (на карте напрочь отсутствующую), расположенную НА ХОЛМЕ (где, если верить карте, расположен этот маленький, но интересный лес), каковую болотистость проходить как-то не очень хочется - как говорится "во избежание новых приключений" в дополнение к уже имеющимся... Небо, проглядывающее через кроны, все также затянуто, компас показывает, что север изменил свое положение градусов так на девяносто, GPS не может найти ни одного спутника, а электрички ездить напрочь перестали...
       Решаем обойти болотистость слева, так как справа она тоже, вроде есть... Долго лезем через бурелом, скрашиваемый густым кустарником и полутора-двухметровыми по высоте папоротниками и хвощами - между делом  возникают идеи на тему "парка юрского периода", радиоактивных свалок, зон электромагнитных аномалий и прочих вредоносных леших, которым явно нечего делать в такой близости от железнодорожной магистрали союзного значения...
        Решаем "во избежание" перестать следовать ранее выбранному направлению, а начать просто идти "на свет" - в сторону, где лес кажется более редким - нам уже все едино, куда нас вынесет, ибо обходные пути вокруг этого леса начинают почему-то очень сильно привлекать.. И еще через полчаса движения вдруг неожиданно выскакиваем на грейдерообразную дорогу, по которой идет хорошо натоптанная людьми и наезженая вело- и мото- техникой дорожка, вдали которой виднеются провода железной дороги. Останавливаемся немного передохнуть и оценить произошедшее - компас и здесь врет, вместо севера показывая направление на восток-юго-восток, мое ощущение направления вроде бы показывает в нужную сторону, GPS показывает, что в общем прошли мы по лесу явной "буквой Г", ОЧЕНЬ сильно забрав к западу от нужного направления, а мнение Завхоза вообще игнорируется в силу известной его способности к полной дезориентации, каковая способность, кстати, похоже, требует более пристального изучения на предмет определения ее потенциала по инфицированию окружающих...
        И тут проходит электричка - и долетевший до нас по просеке-дороге звук оказывается почти оглушающим - интересно, а звук тоже в лесу может "заблудиться" и ходить "кривой дорожкой", затухая по мере движения? Ведь мы-то были всего на двести-триста метров дальше, чем сейчас, а звук электрички был едва слышен...
         Долго ли коротко ли, но мы-таки вышли куда надо, напоследок приняв решение как-нибудь потом, когда время будет, поподробнее исследовать этот маленький лес (полтора километра на три) или же вообще использовать его как "тренировочный полигон" для всех тех, кто захочет ходить в лесные походы и учиться ориентироваться в лесу... Или, может, это все ж таки аномалка какая, и тогда все ж таки не стоит туда лазить, как в деревне советовали?


  .... С мечом на танки наверное не очень ....

      Вообще говоря, несмотря на мою нелюбовь к подавляющему большинству военных, в особенности т.н. "общевойсковых" военных (однако, некоторых представителей сильно специализированных высокотехнологичных военных профессий я тем не менее достаточно сильно уважаю) и всей их высокоресурсозатратной деятельности типа "по защите..." (не всегда понятно кого и от кого и почему именно в таком, а не ином виде...), приходится признать, что без них более-менее ненаселенных лесных массивов (некогда захваченных военными в качестве полигонов, но использовавшихся да-факто преимущественно в качестве грибных и охотничьих угодий для отдыха офицеров) в пределах подмосковья наверное бы не осталось... Так что совершенно неудивительно, что большинство описываемых здесь лесных походов происходило на бывших военных полигонах или, как в этом конкретном случае - даже и на активно действующих, куда в данном конкретном случае нас занесло для изучения отличия лесного фона на местах, на которых велись масштабные активные военные действия, по отношению к местам, на которых таких действий не велось...
      И в силу того, что полигон действующий, мы стремились подгадать время движения по нему так, чтобы наиболее "задействованные" военными участки полигона проходить исключительно в "нерабочее" время, каковым, согласно имевшемуся у меня личному опыту (правда достаточно уже устаревшему), оказывалась обычно вторая половина дня, ближе к вечеру... А для пущей гарантии еще подгадали и вторую половину дня воскресенья...
     А местность вокруг полигона, кстати говоря, обнаружила свои отличия от восточных регионов подмосковья практически сразу - первое, что бросалось в глаза - это сугубая огороженность всех заселенных территорий типа деревень или дачных участков, причем такая, что кроме как через заборы (собственно через верх, путем подползания и путем поиска и расширения естественно и искусственно возникших дыр) или закрываемые везде (Sic!!!) на замки калитки и ворота пройти сквозь поселение было невозможно... Да и косые взгляды, вплоть до враждебных, бросамые на нас местными и, в особенности, дачниками, отнюдь не способствовали облегчению движения через периодически обнаруживаемые ненанесенные на карту очень недавно, похоже, заселенные пространства... И поэтому любая возможность движения просто по лесу (какой бы он при этом заросший или буреломный не был) воспринималась как явное и однозначное удовольствие..
         Через некоторое время нам наконец-то удалось преодолеть не отмеченную на картах, но протяженную череду дачных участков и начать двигаться малозаметными вплоть до изчезаемости тропинками через лес в сторону центрального безлесого участка полигона, про который от местных была получена информация типа "а там вааще танки ездють и стреляють куда попало"... Сначала лес был, что называется, "пустой", с практически задавленной человеческими следами "лесной сутью", но потом, по мере нашего в него углубления, начали-таки проявляться некоторые ее признаки... Правда как-то оно все странно воспринималось - может, по причине следов тех же боев, а может, и по еще какой иной причине... И явственно ощущалось, что это все-таки "какой-то не такой" лес, достаточно мало похожий на ранее обследованные... И почему-то чувствовалось в этом лесу нечто нерусское, скорее европейское что-ли - и чувствовалось достаточно неслабо... Периодически накатывало почему-то ощущение ватной нечувствительности, каковое ощущение, между прочим, нередко наблюдается вокруг да около активных аномалок...
      Кратким апофеозом ощущения "нетаковости" леса лично для меня послужил эпизод очередного разведброска для поиска прохода через нечто поляно-мелко-речко-болото-образное, оставив Завохоза у рюкзаков чего-то там опять вырезающего... Перебрался я через это нечто, как всегда к тому же густо заросшее плотной, мешающей идти, травой, двигаюсь краем леса в надежде найти что-либо типа просеки или дороги, дабы не ломить через лес напролом... Мимоходом обнаруживаю несколько большую степень посещаемости этого леса, чем ранее пройденного - попадаются консервные банки и полиэтиленовые бутылки... И постепенно у меня начинает возникать и накапливаться ощущение некоей неправильности чего-то... Иду дальше, продолжаю искать проход, тропинку и т.п. и тут вдруг замечаю, что несмотря на наличие пищевого мусора, своеобычных для России водочных бутылок я пока не встретил - посему начинаю приглядываться к этому мусору внимательнее и обнаруживаю некую вторую странность - среди банок нет ни одной изестной по расцветке... Начинаю приглядываться внимательнее - и обнаруживаю, что и этикетки банок-бутылок для меня автоматически нечитаемы - они не русские и не английские... Поднимаю одну из банок и с некоторым отстраненным удивлением пытаюсь прочитать некую надпись, по месту долженствующую относиться к производителю - и в этой надписи мне бросается в глаза написанное латиницей слово Косово... Поднимаю другую банку, там имеется слово Сараево... Тут я понимаю, что язык-то надписей. если транскрибировать латиницу букв, получается западнославянскозвучащий... Отбрыкиваюсь от своего воображения, нагло подкидывающего идиотскую и весьма неприятную идею насчет того, как, ЧТО и СКОЛЬКО придется делать, если бы нам вдруг так неожиданно бы "повезло" в виде "как есть" оказаться ТАМ, после чего останавливаюсь на предположении о своеобычной практике военных-снабженцев ныкать от личного состава и тырить и утаскивать с собой для последующей продажи все, что плохо лежит - скорее всего именно так попали сюда эти консервы, по общим признакам долженствующие входить в сухие пайки солдат или в продовольственную гуманитарную помощь жителям...
      Долго ли, коротко ли, но мы-таки выскакиваем через заросшую молодым березняком болотистую низинку на собственно полигон - конкректное такое вдоль и поперек исчерченное следами гусениц поле для стрельб километра полтора на четыре-пять, со стоящими мишенями, позициями наблюдателей, позициями для техники, наблюдательным пунктом с геодезическим знаком и некими антеннами над ним, торчат столбы с колючей проволокой и т.п... Граница молодого березняка резко обрезана танковой раскорчевкой-вминанием поросли в землю, а далее вся земля обуглена, торчат горелые кусты, хлысты обгорелых березок - похоже, как-то ухитрились во время стрельб поджечь лес и потом спешно тушили его путем вминания в землю танками всего чего можно и нельзя (вмятыми были также отдельные телеграфные столбы и координатные знаки самого полигона)... Вдалеке, среди леса, торчит огроменная решетка антенны системы ПРО, а с противоположной стороны, тоже близко к горизонту, виднеется нехилый военный городок... Приглядываемся с целью обнаружения системы охраны полигона, ежели такая есть (как оказалось таковой нет) и вообще...
     Однако, как и планировали, уже близится вечер, на полигоне, похоже, никого нет - и мы сначала медленно и с оглядкой, а потом в обычном темпе пытаемся его перейти поперек, но наша попытка пресекается забором колючки, на котором через регулярные промежутки висят свежие таблички "Мины!" - совершенно не желая вспоминать (это я) или изучать (это Завхоз) на собственном опыте процедуры движения через минное поле (хотя, как мне кажется, там скорее не столько собственно мины, сколько невзорвавшиеся снаряды), идем в обход колючки, в сторону наблюдательного пункта, который был предварительно внимательно осмотрен через монокуляр и признан явно не брошенным (ибо свежепокрашен), но в настоящий момент необитаемым... Через десяток метров Завхоза осеняет и он быстренько откручивает и засовывает себе в рюкзак табличку "Мины" (которая ныне висит у него на двери туалета), а потом осеняет уже и меня и мы забираемся в наблюдательный пункт полигона, как для того чтобы полюбоваться на царящий там своеобычный для армии бардак-разгром, так и для того, чтобы поглубже выцарапать на свежепокрашенной стене укрытия для комсостава интернет-адрес Башни Магов...
      Покрутившись на наблюдательном посту, немного отдохнув и без особой цели поразглядывав в монокуляр как антенну ПРО, так и военный городок, двигаемся дальше в обход заграждения в сторону противоположного леса - и тут я на перепаханной разнообразными гусеницами земле замечаю краем глаза нечто такое валяющееся не очень понятное, но где-то подсознательно смутно мне знакомое и почему-то ассоциирующееся с чем-то из прошлого - вглядываюсь, подхожу, поднимаю, рассматриваю и тут до меня доходит - это нечто, оказывается, рваный фрагмент бахтереца, сделанный достаточно грубо скорее всего кем-то из толканутых... М-да, думается, то-ли наступил-таки бедолага куда не стоило (ишь, как порвало...), то-ли просто солдаты поймали и развлекаясь в клочья порвали типа доспех этого толкануто-очарованного... И меч (или чего у него там было) ему "волшебный" явно ничем не помог, а может даже и усугубил, если этот дурачок попытался им помахать - как говорится в старом анекдоте "вот дурак-то: с голой пяткой (толканутым доспехом и идеями), да на саблю (бесхитростно-жестоко-прикольных скучающих солдат)"... Немного жалко, конечно, беднягу-толканутого, если так дело сложилось, но, как любит выражаться Завхоз "жила-была девочка - сама виновата..."
       И дабы не изучать на собственном конкретном примере, что могло бы такое с ним приключиться мы резко углубляемся в лес, с некоторой опаской обходя периодически попадающие на земле хвостовики мин, оболочки ракетных снарядов и т.п. летающе-взрывающийся инвентарь (попутно в не очень оптимистичном ключе прикидывая, что же будет, если такое летающее, явно нередкое здесь, утречком сверзится сверху на палатку) и через пару часов продирания через уже явно непосещаемый лесок в качестве еще одной "неожиданности" случайно обнаружиаем посреди леса сравнительно новый среднего размера красно-бело-оранжевый поплавок, оригинальностью своего местанахождения в явном удалении от сколько-нибудь приличных водоемов и троп снова заставляющий углубитья в философские размышления на тему "есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось вашим мудрецам..." и рациональное объяснение чему далеко не всегда оказывается очевидно, а часто - так и вообще прикольно-парадоксально...
 


  ... Немного о  шлангах ...

 
     ...короткий в силу позднего времени прибытия на место маршрут оказался достаточно сложен для прохождения - сначала сильно мешала мелкая поросль берез на некогда открытых местах, потом пришлось долго и с трудом продираться через заросшее густым ивняком и крушиной пересохшее заболоченное русло мелкой речки, потом, сбившись в высокой траве бывшего болота с просеки и двигаясь через лес только по азимуту чуть было не пропустили заброшенную дорогу, по которой следовало идти, потом, для определения та ли эта дорога пришлось немного побегать по ней взад-вперед - хорошо, хоть та оказалась - так что становиться на ночевку нам пришлось уже не в первый раз в сгущающихся сумерках, самим этим фактом очередной раз расплачиваясь за явно излишнее опрометчиво-уверенное утверждение, некогда брошенное при покупке палатки о том, что мол, "палатка должна ставиться без труда в темноте одним человеком, ибо обычно мы идем практически до темноты"...
     И вот вроде бы выбрано место, постепенно разбираются рюкзаки, я ставлю палатку, а Завхоз, которому особо нечего делать по причине явно нежелательности разведения костра на торфянообразной почве в период засухи (вокруг ведь торфяники горят... и не только торфяники - пока ехали видели и следы верхового пожара, выжегшего немало некогда красивейшего соснового леса), сидит у дерева, абстракно за этим процессом наблюдает вплоть до момента, когда я уже закрепил растяжки, после чего задает вопрос, видел ли я эту березу... Смотрю, куда он показывает - вижу гнилые остатки почти метровой толщины березы, которые возвышаются метров на пять почти аккурат над поставленной палаткой... М-да, неувязочка вышла - ежели этот труп дерева решит сегодня ночью занять горизонтальное положение, то в состояние трупа вполне могут перейти и два человека - этот великоразмерный трухлявый пенек ориентировочно тянет килограмм так на двести-триста, да если с размаху падения...
      Однако снова снимать, перетастивать, снова ставить палатку, в которую уже загружены коврики и спальники конкретно лень, посему я пытаюсь набраться духу для осуществления этого процесса путем громогласного высказывания Завхозу всего, что я думаю о его бездеятельности, безатветственности, ненаблюдательности, излишней тактичности в выражении своих мыслей и прочих очевидных и неочевидных грехах, только и исключительно благодаря которым я и не заметил данной ситуации, могущей плачевно для нас завершиться... Завхоз после некоторой попытки отмазаться-примазаться путем упоминания полученного им опыта о том, что я обычно точно знаю, что делаю и посему он думал, что я так делал, полностью контролируя ситуацию и все возможные последствия, признает-таки свою очевидную вину, во искупление которой он сразу же директивно привлекается к процессу перетаскивания палатки на новое место, на котором, вероятно в качестве предварительного наказания за еще неосуществленное Захозом какое-то очередное преступление его половина палатки ложится на конкретный торчащий корень, обнаружимый в силу наступающей темноты только осязательно путем попытки смаху в палатку после тяжких трудов по ее перетаскиванию завалиться... Завхоз некоторое время чертыхается, пытается смириться со сложившимся положением вещей, но потом не выдерживает и, выпросив у меня викториноксовый ножик с пилой, залезает со своего края под установленную палатку и начинает этот корень ожесточенно выпиливать...  В процессе выпиливания поминаются все матери, кроме божьей (а может и с нею - в связи с длительностью перечисления я вполне мог пропустить), после чего корень извлекается и Завхоз начинает устраиваться теперь уже над нехилой ямой...
         В это время я готовлю на сухом горючем, размещенном на донышке перевернутой миски (в качестве теплоизолирующей подставки дабы не поджечь торф) нечто типа ужина - кипячу котелок для чая и для приготовления картофельно-мясного пюре... К моменту закипания воды Завхоз, ворочающийся в палатке и около, то-ли справляется со своими проблемами, то-ли решает проявить смирение с ними, то-ли привлекается запахом пюре (кстати, вполне хорошее пюре оказалось) и звуками открывания шпрот - одним словом по неизвестной причине очередной раз высказавшись в пространство на самые разные темы, выбирается-таки из палатки и активно присоединяется к позднему ужину...
        В связи с отсутствием костра сидим ужинаем под фонариком, выборочно освещающем только плошки с пюре, хлеб, шпроты и стаканы с "Черным доктором" (для восстановления пошатнувшегося во время лазания по ивняку морально-душевного равновесия) - а вокруг, на густо заросшем десяти-пятнадцатилетними липами и березами бывшем болоте что-то потрескивает, легко шелестит, вроде бы даже топочет и периодически даже посверкивает зелеными и желтыми глазками (последнее - исключительно по утверждению Завхоза, ибо я смотрю не столько по сторонам, сколько на то, чтобы Завхоз мне тоже что-либо оставил поесть и выпить)...
        После неоднократных подпрыгиваний Завхоза, для вящей сохранности всего еще не съеденного (чтобы Завхоз успокоился и снялся риск того, что он это ненароком во время очередного подпрыгивания перевернет) и для демонстрации всем находящимся в темноте, что мы тут есть и будем еще некоторое время есть, кидаю в разные стороны пяток-десяток петард, взрывы которых ничего особенного, кроме некоторого листопада (в первую очередь избиратеьно в наши плошки и стаканчики), не вызывают - ну может, правда, кто-то там неидентифицированный где-то и пробежал в количестве трех экземпляров... Вылавливая последствия листопада заканчиваем ужин и во избежание продолжения ночных приключений (бывает так иногда - ну стало жутковато, что ж поделаешь...) забираемся в палатку (однако, "чиста для проформы", рюкзаки я повесил на дерево, ибо нам идти еще пару дней как минимум и делиться едой особо нет желания), после чего Завхоз (с перепугу, наверное) почти мгновенно крепко и спокойно засыпает, укутавшись в спальник с головой, а я некоторое время еще прислушиваюсь к происходящему вокруг, пытаясь идентифицировать обладетелей шагов и шорохов, после чего тоже засыпаю...
         Однако на этом приключения этой ночи не завершились...
         Сплю я себе вполне спокойно (ибо считаю,  что проблемы надо решать по мере их появления, а не накручивая себя бессмысленными фантазиями на тему "что может такого страшного случиться"), в расчете на то, что если вдруг начнут нас вместе с палаткой кусать, лежу на своем немаленьком ноже (не так чтобы очень удобно, но зато всегда понятно, где его искать "если что"), и тут сквозь сон чувствую некое пристальное внимание к нашим персонам, каковое внимание меня заставляет проснуться - выскакиваю из сна, начинаю не открывая глаза прислушиваться - вроде ничего, никто не рычит, не грызет палатку, нас живьем не ест... Немного успокоившись переворачиваюсь, ибо лежу спиной к нами интересующемуся, приоткрываю глаза и сразу резко просыпаюсь еще больше, ибо вижу, что из промежутка между нами с Завхозом торчит нечто типа шланга толщиной с руку и своим концом "пялится" на меня... Моргаю, встряхиваю головой, судорожно продираю глаза одновременно нащупывая под собой нож - и наконец вижу, что этот шланг тонкоматериален, а не реален, ибо понимаю, что вижу его в темноте палатки точно так же, как и наши с Завхозом ауры - сразу успокаиваюсь, автоматически смотрю чего там еще такого есть, и, мимоходом оценив, что этот типа шланг торчит из под земли (его там видно еще метров пять), снова переворачиваюсь на бок и начинаю засыпать, с некоторым юмором наблюдая объемным зрением, как этот шланг делает попытки меня попугать своими коброобразными бросками, а потом, отчаявшись (вроде бы чувствуется его разочарование и даже, кажется, легкая обида), убирается восвояси обратно под землю и где-то там исчезает.. Уже практически заснув, на всякий случай ставлю защиту себе и Завхозу от подобного (поставить вокруг палатки спросонья не додумался) и окончательно засыпаю...
         Наутро, во время такого же "сухогорючего" как и ужин завтрака рассказываю Завхозу о ночном инциденте - оказывается "что-то такое" он тоже почуял, но просыпаться ему уж больно неохота было - вдруг мол испугаюсь, нервничать стану, целых полчаса спать не смогу - нафига, одним словом, искать приключения, если выспаться можно... А что - такая вот позиция-то по отношению к тонкоматериальным вмешательствам во многих случаях вполне верная и полезная, однако, в отличие от многими почему-то очень любимых бессодержательных воплей, вертикального взлета вместе с палаткой (или даже прямо сквозь крышу) и т.п. прочему шуму, дрыгоножеству и рукомашеству - так ведь и впрямь поранить себя или соседей можно...
         Собираемся, идем дальше, а Завхоз, то-ли в память о ночных приключениях, то-ли просто под настроение, то ли еще почему, срезает около места ночевки ветку липы, из которой далее, на протяжении всего похода, успевает вырезать полный набор рун... Хороший, похоже, должен набор быть - ведь делался он не только "с душой", с осознаванием и обсуждением свойств каждой вырезаемой руны и в состояниях, очень близких к медитационным, но и из дерева, которое не только никто иной до Завхоза не держал в руках, но и, с очень высокой вероятностью, даже и взглядом не касался...
      ...А вторая ночь этого похода по самым, похоже, непосещаемым людьми из всех посещенных нами подмосковных лесов, принесла Завхозу очередную осознанную и ярко лично прочувствованную истину, которой он не замедлил со мною поделиться - "если в ночном темном лесу долго прислушиваться и приглядываться - услышать и увидеть можно практически все, что угодно" - но об этой версии субъективно-ценного личного опыта лучше всего может рассказать лишь он сам...
 

 Синь-камень

         Последний день астрономического лета был солнечный, ясный, мягко-приятный - стояла типичная такая "золотая осень" - похоже, именно ТАК увядающая природа давала пример подходящего и человеку эмоционально-позитивного отношения к приближению к смерти - если ничего уже нельзя изменить, зачем же дергаться, переживать, страдать, если можно спокойно завершить дела, обдумать все прожитое и потом сладко и навсегда заснуть...
         Смотреть по сторонам на проносящиеся за окном автобуса пейзажи по мере удаления от мегаполиса становилось все приятнее - постепенно исчезали человеческая суетливость, показной шик, следы стремления делать что-то не для самого себя, а напоказ для других, сменяясь простым течением жизни среднерусской природы, на фоне которой уже достаточно странно и неестественно смотрелись сляпанные по европейскому стандарту и из европейских же материалов строения... Человеческое не сдавалось, снова и снова вспыхивая в более-менее крупных поселениях, но чем дальше становилось от мегаполиса - тем слабее оказывалась аура поселений и тем быстрее она исчезала, стираясь как под влиянием природы, так и все еще существующей здесь вопреки деятельности людей памяти прошлого...
         Во время остановки на автовокзале в Загорске (ранее и ныне Сергиев Посад) с интересом наблюдаю одну набожную такую молоденькую паломницу, которая, несмотря на свою набожность пытается сесть зайцем на какой-нибудь автобус, а когда не получается - начинает тихим умоляющим голосом с периодически проскальзывающими командно-истерическими нотками просить смилостивиться и отвезти ее "безвоздмездно, то есть задаром" в какую-то ужасающую по реакции водителей тьмутаракань, аппелируя на то, что такой поступок был бы очень и очень богоугодным делом... Становится даже интересно - а если бы она пролезла-таки в автобус зайцем - как бы она повернула автобус в нужную ей тьмутаракань? Может у нее и граната или там автомат где-нибудь в качестве решающих богоугодных аргументов припрятаны? Абстрактно оцениваю возможные качества данной паломницы в качестве гвоздя программы ритуального жертвоприношения и признаю их вполне достаточными, хотя она и явно не девственница...
         Проезжая мимо Троицко-Сергиевской лавры, у ворот видим целую толпищу похожих на вокзальную бесцветно-бледных, бедно одетых, но довольно активных паломников и ведущих шуструю торговую деятельность предметами культа (или не только?) персон, около которых нет-нет, да и стоит некто в черной рясе -. наверное, чтобы снова что-то там Христос странное такое не сделал с околохрамными торговцами? Или для какой иной богоугодной цели типа "да не оскудеет рука на нужды храма дающего"? М-да...
         По дороге от Загорска к Переславлю обращаю внимание на иные богоугодные дела - практически в каждой придорожной деревне у дороги стоит либо церковкая лавка, либо над бедной и обветшалой деревней блестит позолотой куполов здоровущий храм, причем многие из которых выглядят как недавно выстроенные - а ведь даже косметические реставрационные работы стоят, наверное, как пяток-десяток таких вот деревенек, в которых на мизерную пенсию доживают многие ударники социалитического труда, которым кроме как знакомому батюшке (нередко бывшему партактивисту) и на жизнь-то поплакаться некому, а значит, на все воля божья, попом-батюшкой принятая, истолкованная и переданная - и сразу же почему-то вспоминается мельком виденный как-то обширный прайс-лист на церковные услуги...
          В Переславле задешево поймали частника, и стоило только выехать из города на берег озера - аура города как-то так резко стерлась уже всего через километр - на дороге и вокруг теперь властвовали несколько иные, похоже, что даже и не совсем человеческие, силы... И воспринималось это не в пример приятнее сил человеческих...
         Выгрузившись, мы первым делом огляделись и "принююхались" к окружающему - и результат, надо отметить, оказался весьма и весьма положительным...
         А потом мы пошли посмотреть на камень - и тут уже результат оказался НЕположительным - человеческая аура праздного любопытства, неуважения ни к себе ни к окружающему, яркие следы желания "отметиться" вокруг камня не могли подавиться уже ничем - ни силой камня, ни местом, ни историей места... Как потом рассказал Дарк, бывший здесь несколько лет назад, ранее камень лежал метров на пять-десять дальше от берега - а теперь, похоже, если камень-таки ползает по своему желанию, а не просто благодаря резонансным вибрационным процессам, камень решил спрятаться от людского внимания, вернувшись обратно в озеро... И такое желание камня, надо сказать, совершенно неудивительно - камень ведь не просто ходили смотреть и у камня отмечаться - камень активно кололи "на сувениры": на камне были многочисленные следы зубила, свежие сколы, следы сильных ударов; создавалось впечатление, что то, что не смогли сделать с камнем за несколько веков христиане, легко сотворят за десяток-другой лет современные язычники, толпами приезжающие "на поклонение" к камню и такими же толпами, похоже, берущие себе частичку "языческой русской святыни"... А уж принятый у некоторых народов обычай оставить-повязать тряпицу на священном дереве, реализованный здесь вокруг камня (который отнюдь не дерево ведь) на кустах и траве вызывал только пренебрежительно-презрительные эмоции и ощущение какой-то нечистоплотности...
           Камень молчал... И, что несколько радовало - человеческих звуков вокруг камня было сравнительно мало - лишь изредка проедет машина, да залает в ближайшей деревне собака или, еще реже, со стороны Переславля донесется рев водного мотоцикла, катающего парашюто-планеристов, чей яркий, цветастый парашют-крыло здесь воспринимался как нечто неестественное, чужеродное, лишнее и вызывал смутные ассоциации в лучшем случае с шутовским или клоунским нарядом...
         На озере, ближе к середине, практически на самой высокой точке водяной линзы, смотревшейся, надо сказать, достаточно необычно, одиноко торчала надувная лодка с нахохлившимся рыболовом...
          Постояв у камня, мы уже почти что собрались лезть вверх по ручью в поисках места для ночевки, и тут как раз подкатил автобус с очередной группой экскурсантов, веселой, жизнерадостно-жующей и орущей толпой хлынувших к камню... Увидев двух не так, чтобы веселых людей с рюкзаками в полном камуфле, ажиотаж и галдеж среди них несколько спал, только одно дите, жующее нечто типа сникерса, с плотоядной какой-то радостью провизжало, вися на руке у папы: "Турысты-ы-ы!!!", но папой по неизвестной причине было-таки одернуто... Интересно, что такого они в нас углядели, что так вдруг понизило их экспрессивность...
         Не испытывая никакого особого желания смотреть на пляски, фотографирование, малоосмысленные брожения и прочие телодвижения экскурсантов, мы разошлись с ними на встречных курсах и полезли на холм вдоль ручья в поисках места для стоянки...
         И опять, стоило только начать лезть на холм и удалиться от скопления людей, "пробило" очередным пластом памяти места - похоже, что на этих холмах "что-то такое" магическое неоднократно в древности совершалось, уж больно яркие и былинные какие-то ассоциации сразу же начали бродить в воображении... И древность места, мощь и неспешность течения времени тут очень хорошо чувствовалось...
         Забравшись на правый по течению ручья холм мы выскочили на очень приятное в плане открывающегося вида на северную часть озера место, вот только жаль, что также открывался вид и на близкую дереню и главное - что на этом месте уже стояла недавно нехилая толпа непойми-кого - имелось здоровенное кострище с кучей консервных банок и бутылок в нем, вся поляна была вытоптана, окружающая полянку-опушку некогда буйная и высокая трава полегла, как будто на ней кони валялись, на деревьях были зарубки от топоров (функционально совершенно бессмысленные), два дерева начали пилить, да то-ли сил, то-ли водки закончить не хватило - так и бросили, наполовину недопиленные...
         Оставив рюкзаки и Завхоза отлеживаться после крутого подъема я побрел вдоль опушки леса в поисках более приличного и, главное, непросматриваемого для посторонних места... Хотелось бы еще и чтобы деревья на этом месте были более приличествующие атмосфере места, а не вульгарная мелкая поросль осина+береза... Побродив некоторое время в пределах километра вокруг и между делом найдя одну частично разоренную, но не брошенную лисью нору, искомое место тоже было обнаружено - на склоне холма, недалеко от начала обрыва к ручью, были несколько удобных уступов, на которых росли разнокалиберные дубы и клены с орешником - вернувшись и разбудив закемарившего и не очень желавшего пробуждаться Завхоза и перетащив вещи, на одном из этих уступов мы и поставили палатку, а на другом, ближе к склону - выкопали кострище, после чего я пошел встречать к камню Дарка, обещавшегося подъехать несколько позже нас, а Завхоз остался охранять вещи и обустраивать лагерь (как впоследствии выяснилось, конкретно это выразилось в том, что он забрался в палатку и продолжил сладко дрыхнуть вплоть до нашего с Дарком возвращения через пару часов).
          С прибытием Дарка деятельность по обустройству лагеря продолжилсь и перешла в качественно новую, по отношению к предыдущей, фазу - был разожжен костер, наломано-напилено достаточное (как впоследствии оказалось - недостаточное...) для ночных бдений количество дров (в процессе ломания которых из-за недостаточной координации совместных действий чуть было была не сломана чья-то шея), извлечены на свет и оценены как пригодные к употреблению запасы пищи и пития - и наступила фаза того, в том числе и для чего, собственно, сюда тащились - а именно приготовление и поглощение всего принесенного, совмещаемое с обсуждением всех животрепещущих для собравшегося сообщества тем, в процессе которого, как водится, было достаточно легко решено несколько мировых проблем (эти решения, с сожалению. история почему-то опять не сохранила - правду, видать, говорят, что "записывать надо"...); подробно, с примерами, на основе личного опыта с одной стороны и изученных материалов с другой стороны, были обсуждены методы и инструменты для нетравмирующего мягкие ткани дробления костей и надкалывания суставов (и для чего это может быть надо); вскользь были охарактеризованы как недостаточно удовлетворительно решенные некоторые аспекты женского вопроса на Башне; в процессе попытки узнать текущее время (не пора ли навестить камень...) и расстояние до камня с помощью компьютерной навигационной системы для сравнения с результатом, полученным магической навигационным чутьем с некоторым удивлением был обнаружен факт текущего полнолуния (и, что удивительно - наблюдательные данные его не опровергли - по волеизъявлению желающих проверить компьютер, тучки на десять секунд разошлись, явив действительно полную луну, после чего, в силу недостаточной продуманности в целях быстроты осуществления данного волеизъявления тучки больше уже не расходились, закрывая теперь исключительно ТОЛЬКО луну); была рассмотрена и отброшена как неэстетичная идея продолжить возлияния с помощью спирта из аптечки; с наглядными примерами был обсужден вопрос термоустойчивости обуви военного образца и психологические характеристики лиц, к военным и заодно и к ментам относимых, волевым решением костер был переведен в режим "нодья", почти не требующий операторного обслуживания; после чего участники на некоторое время глубоко задумались, в рзных позах возлежа у костра, и снова приступили к активным действиям, инициированным холодом, лишь после того как указанная нодья полностью прогорела...
         Однако действия эти в силу массы различных весьма значимых причин, были опять-таки зафиксированы лишь автоматической регистрирующей системой, практически без сознательного участия (или с активным подсознательным участием) всех участвовавших, почему и факт их наличия, содержания и достоверности можно считать явно недостаточно четко установленным...

         А потом они пошли ночью проведать камень...
         Они спустились с холма и вышли из леса под звездное осеннее небо, частично закрытое быстро бегущими облаками, которые почему-то (см. выше) выборочно скрывали только полную луну, но оставляли открытым остальную часть неба... В эту полночь место, весьма близкое к густонаселенным, казалось почему-то то-ли вымершим, то-ли заброшенным, то-ли вообще будто бы никогда не заселявшимся - казалось, что что-то или кто-то снова и снова стремится стереть все следы ауры людей - и в эту полночь это стремление, похоже, преуспело... Дул несильный, но ровный ветер, не так чтобы холодный, но и не очень теплый... И был он у земли совсем не такой, как в вышине - облака двигались почти перпендикулярно направлению ветра... А ветер тем не менее просто дул себе и дул, и будто бы даже принося откуда-то с собой историю этой земли, историю, которую здесь можно было ясно ощутить самой глубиной своей сути или души или у кого чего там есть, а может даже и потрогать руками...
          Каждый из них, приблизившись к камню, начал делать то, что ему казалось нужным или просто правильным... Это не было ритуалом, просто каждый последовал тому потоку желаний и событий, который он в данный момент предпочел всем другим...
         Один из них просто подошел и сел на камень лицом на восток, вглядываясь то ли в самого себя, то ли в темный ночной лес, закрывавший близкие холмы... И как только он начал вслушиваться то ли в себя, то ли в древний камень - так сразу же в сознании возникла картина то ли стройной девушки, то ли сухощавой женщины в длинном до пят однотонном светлом неновом платье, которая почти в той же самой позе сидела на этом же самом камне, но в отличие от него старалась вглядеться не в прошлое, а в будущее... На платье смутно угадывался какой-то узор около ворота и кажется по подолу, а длинные темно-русые волосы теребил совсем такой же, как и сейчас, ветер... И здесь и нигде они случайно или неслучайно, но встретились - он, пытающийся вспомнить или понять то ли то, что ранее сущестовало, то ли то, что навевало его воображение, подхлестываемое местом и временем, и она, то-ли придуманная им, то ли и впрямь существовавшая, ушедшая от своей общины, мыслью своей забредающая в странные и дивные миры видений о грядущем и ином, то ли для этой, то ли для иной какой реальности мира женщина, женщина, никогда не имевшая детей, ибо не могущая найти себе равную пару - и их взгляды в несуществующее для каждого из них пересеклись, и им показалось, что они увидели и почувствовали друг друга - и ему передалась ее светлая тоска о безвозвратно уходящем мире прошлого, о распавшемся некогда роде красивых, чистых душой и смелых людей, а она восприняла его горечь от понимания опасности направления развития мира будущего... И они с нежданной радостью почувствовали друг в друге нечто общее, нечто единое в понимании мира, мира, который уж слишком часто менялся, каждым своим изменением уничтожая сложившуюся красоту самого себя не потому, что так должно, а лишь по глупости и плодовитости его обитателей, которым всего и всегда было мало, мало, мало... А он и она чувствовали друг друга и, не имея возможности поговорить или просто коснуться друг друга, просто незряче смотрели друг другу в глаза... Они понимали, что им больше вряд ли придется когда-либо еще встретиться даже в тонких мирах, но он запомнил ее и будет помнить ее долго, очень долго, и она запомнила его и будет знать, что он где-то есть тоже долго, очень долго... Краткий по времени и  долгий по всему понятому и переданному друг другу миг бессловесной из-за невыразимости словами беседы все длился и длился... И овевая их миры, все также дул не теплый и не холодный ветер, а они грезили и грустили о том, чего наверное почти никому кроме них более было не понять, не увидать, не проверить... Или, может, это они вместе читали и принимали и писали заново память хранителей, вечно скорбящих о том, что никто кроме них не понимал и не ценил, и о том, что не всегда удается спасти землю от тех, кто ее населяет, пусть даже они  дети ее и самих себя... Им было можно и наверное нужно очень многое сказать друг другу, многое или ничего.. Они не нуждались в общении, но нуждались в понимании того, что каждый из них не один сам по себе, что есть где-то, в прошлом ли, будущем ли, ином ли мире и еще такие же как они... Многие знания умножают страдания - и они это очень хорошо понимали, ибо давно чувствовали это на самих себе... Кто они были - воображение ли друг друга, дальние родственники ли друг друга, ментальные наследники ли друг друга, или просто отображение чего-то единого в разные времена - кто знает... Может быть их даже и вовсе не было ни его ни ее, но они вполне могли бы быть, и может быть даже смогли бы стать друг для друга и для многих других творцами целого мира и мир этот был бы полон спокойной уверенности в своем будущем и тихого человеческого счастья, неторопливого и тепло греющего души не только их самих, но и тех, кто бросил бы только один взгляд на гармоничную пару, которой не могло быть, ибо родились и жили они в разное время и в разных мирах и досталось им только эта встреча в ночи полнолуния осеннего равноденствия неизестно какого года и века и мира... А может, когда-нибудь им и удастся наконец найти или даже создать тот мир, в котором они смогут встретиться воочию, хотя и неизвестно, нужна ли им и вообще возможна ли эта встреча...
         Дрожь древнего камня, который почитали и ненавидели, берег старого русского озера, помнящего века и хранящего в себе следы веков, ночь полнолуния, совпавшая с равноденствием, и ветер, то ли приносящий, то ли уносящий, то ли связующий воедино странную историю загадочных миров, странных существ,  непонятных судеб... Что это было и было ли это -  а кто его знает... Но эта частичка почти бессмысленного для других, но субъективно значимого ментального опыта была получена...

         Синь-камень и впрямь оправдал своею репутацию "навевающего грезы" - причем, настолько хорошо, что обратный путь от камня к месту стоянки (включавший и посещение холма. где некогда лежал камень и наблюдение чего-то вроде слабых энергоразрядов на склоне соседнего) оказался достаточно парадоксальным и существенно более длинным и трудоемким, нежели ожидалось... Да и сны после посещения камня были, что называется, "достаточно редкими", хотя и не столь уж и экстраординарными (хотя тут вполне можно было бы учитывать и энергетику места вообще, а не только влияние камня)... Правда, как впоследствии оказалось, похожую девушку и еще кое-кто видел... И эти двое видевших также вместе почувствовали и нечто мощное, не оставившее следов, но с содроганием земли прошедшее ночью около изголовья палатки, причем прошедшее, невзирая на растяжки палатки и растущие около около дубы и кустарник...

         А во время всего процесса написания истории о камне на плече автора заметок угнездилась и упорно сидела, категорически не желая никуда уходить одна черная кошка, тщательно пытавшаяся скрыть свой явный интерес к экрану компьютера...

UNISO -- 22.7.2024 | 8:30 (MSK) -- [192967]



Главная
Гостиная